Омерзение

Неожиданный эффект от слов Владимира Путина об уважении к ученым

На днях мой коллега, колумнист Владимир Путин, написал небольшой очерк для издания "Русский пионер". Факт этот, безусловно, замечательный, поскольку основная работа Владимира Владимировича все-таки далека от журналистики, и он нечасто радует читателей своими произведениями.

Колонка пока еще не вышла, однако РИА Новости уже успело опубликовать несколько занятных цитат из нее. Разумеется, адекватно оценивать цитаты, вырванные из контекста, очень трудно, однако тут есть и такие, пройти мимо которых у меня не получилось. Возможно, это связано с тем, что даже я, человек с богатой фантазией, не могу придумать к этим небольшим, но ярким фрагментам текста оправу, в которой их смысл изменился бы на противоположный. Ну вот как я не могу представить себе осмысленный контекст, в котором заповедь "Не убий" превратилась бы в призыв к массовой резне.

Пожалуй, аналогия именно с этой библейской заповедью может сбить с толку некоторых охочих до скорых выводов читателей. Специально для них поясню: цитаты из нового произведения Владимира Владимировича, разумеется, несут совершенно иной смысловой посыл. Мы поговорим об одной из них, посвященной ученым.

Предупреждаю, я отнюдь не считаю Владимира Путина исчадием ада. Более того, я уважаю второго президента моей страны и в обычной жизни, например, не употребляю оскорбительные прозвища, в огромном количестве придуманные для него посетителями интернетов. Но вот эта цитата премьер-министра, в которой он объясняет свое отношение к ученым, вызывает у меня настоящее, пробирающее до костей омерзение:

Мне очень приятно видеть, что есть люди, просто порядочные люди, которые... занимаются серьезным, большим делом и за это ничего себе не клянчат. Это и очень радует, и вызывает у меня сильное уважение.

Поясню. Бывает, очутишься в компании, где много незнакомых людей, причем среди них вдруг окажется молодой представитель силовых структур. Посмотрит он на тебя пьяноватыми глазами и по-свойски спросит: "Чо, МГУ закончил, да?" А потом, захмелев уже прилично, в приливе дружелюбия обнимет потноватой рукой и поделится сермяжной правдой, которую ни в одном универе, по его авторитетному мнению, не преподают: мол, конечно, вы пацаны-ученые умны, но к жизни совершенно не приспособлены. Только и можете, что клянчить чего-нибудь.

И вот ты сидишь, слушаешь, и ответить на это ничем, кроме неуклюжей шутки, не можешь - ровно потому, что товарищ силовик прав. В его системе ценностей ты никто - так, забавное отклонение от нормы, обитающее в заведениях со странными аббревиатурами (МГУ, МФТИ, МИФИ и прочие подобные). Более того, десяток твоих красных дипломов не стоят одной его красной корочки, ненавязчиво торчащей из нагрудного кармана расстегнутой рубашки.

Так вот, именно в такие моменты приходит кристально чистое осознание того, насколько необъятно, фундаментально и неосознанно чувство презрения к окружающим у этого хозяина жизни. Еще чуть-чуть, и вот ты уже сам ненавидишь себя за когда-то неправильно сделанный выбор жизненного пути. И вот уже хочется бежать с горящими глазами по математическим кружкам окрестных школ, спасая детей от непутевой участи, уговаривая их становиться фээсбэшниками, юристами или на худой конец банкирами, но уж никак не физиками или математиками.

Так вот, все это очень мерзко. Вполне вероятно, что Владимир Владимирович не имел в виду ничего подобного. Быть может, он действительно уважает российских ученых. Однако слово "клянчить" я бы советовал редакторам "Русского пионера" заменить на более правильное, в данном случае: "не просят денег на исследования, жизненно необходимые нашей стране". "Клянчат" все-таки нищие, да и то преимущественно на водку.

Другие материалы рубрики

Лицо под граммом

Держателя российского общака взяли с кокаином. Кому уйдут воровские миллионы?