Нобелевская аутопсия

Почему ученым с мировым именем нечего делать в России

"Там у вас люди что - с ума посходили совсем? Считают, что если они кому-нибудь отсыпят мешок золота, то можно всех пригласить?" - именно так нобелевский лауреат Андрей Гейм отреагировал на робкие попытки чародеев из Сколково заманить его к себе. Однако ему хорошо - он уже давно гражданин Голландии, и мало что связывает его с некогда родной страной.

А вот у другого нобелевского лауреата - Константина Новоселова - еще есть российское гражданство, так что, чисто с теоретических позиций, предложение ребят из российской Кремниевой долины для него звучит несколько более зловеще, поскольку наше государство умеет делать предложения, от которых бывает невозможно отказаться. Однако сейчас разговор не о том, что в случае чего двумя невъездными в нашу страну физиками в мире станет больше. Нет, речь о другом.

Речь о том, что Гейм - молодец. Сейчас поясню, почему.

Во-первых, как мне кажется, он прямо посоветовал к его открытию не примазываться (поскольку наши чиновники последние несколько дней только этим и занимались). Они с Новоселовым давно уже не российские ученые, то есть ни Россия, ни МФТИ не имеют отношения к нобелевской премии по физике 2010 года. Эту награду можно смело записывать в актив Великобритании и Манчестерского университета, который теперь еще выше поднимется во всяких всемирных рейтингах вузов, пока упомянутый Физтех (к слову, один из лучших российских вузов) будет продолжать безуспешно бороться за гордое 123 место, где-то между Государственной академией песни и пляски Свазиленда и Оклахомским институтом бурундуководства.

Во-вторых, Гейм своей бывшей родине ничего не должен. Патриоты возразят, что, мол, победа Гейма - это достижение нашей системы образования и вообще он должен быть по гроб жизни обязан Родине за то, что его, немца по национальности, тут в свое время бесплатно и хорошо учили. Позволю себе, однако, с гласом народным не согласиться. Системы образования, которая воспитала физика Гейма, давно уже нет, а вот бюрократическое мракобесие, заставлявшее его заниматься любимым делом за нищенские деньги до 1990 года, когда он все-таки смог уехать за рубеж, утихать не собирается.

В-третьих, будь я Андреем Геймом, а не Андреем Коняевым, я бы тоже не захотел возвращаться. Ровно потому, что в этом нет никакого смысла - а настоящему ученому, создателю материала, в принципиальном существовании которого многие физики мира сомневались до 2004 года, не очень нравится заниматься мартышкиным трудом.

Дело в том, что в российской науке давно уже бушует системный кризис невероятных масштабов. И пока этот кризис не закончится, ничего яркого и запоминающегося (за исключением разве что совсем уж теоретических отраслей) создать у нас нельзя в принципе. И тот факт, что кто-то где-то в госаппарате неожиданно понял, что стране, первой запустившей человека в космос, нужна высокотехнологичная промышленность (хотя бы потому, что покупать процессоры для ракет и электрочайники для секретарш у Китая просто стыдно), совершенно не меняет ситуации.

Что же делать?! Ну, для начала неплохо бы признать очевидный и очень неприятный факт - на мировой научной арене Россия давно уже ничего собой не представляет. И никакие миллиардные зеленые припарки от Роснано и Сколково тут не помогут - нашу науку сейчас спасет разве что серьезное хирургическое вмешательство. Дальше - только аутопсия.

А раз так, то неплохо бы вспомнить опыт строительства науки XVIII века, когда в Российской империи работали такие русские ученые, как Леонард Эйлер, Христиан Гольдбах, Георг Бюльфингер и другие. То есть, по сути, какие-то отрасли необходимо скрупулезно восстанавливать практически с нуля, а не просто выделять деньги на разработку народного отечественного мобильника за 30 тысяч рублей или нанолампочек. Да и не деньгами одними создается привлекательный для ученых климат...

Вот только все это слишком сложно и, главное, долго: ведь речь тут идет далеко не об одном президентском сроке. А пока нашему президенту хочется верить, будто нанотехнологический прорыв ждет нашу Родину фактически за углом, в это будут верить и аппаратчики. И, стало быть, будут продолжать отсыпать деньжат для заманивания несостоявшихся исследователей (потому что состоявшиеся не поедут) из-за границы, в то время как выпускники отечественных вузов будут по-прежнему, как все последние 25 лет, после пятого курса совершать прыжок в неизвестность.

А в это время весь научный мир будет ухохатываться над отсталой немытой Россией, которая до сих пор пребывает в убежденности, что западная наука лучше нашей просто потому, что богаче.

Обсудить
Другие материалы рубрики
Сулейман КеримовЛазурно: российского миллиардера задержали в Ницце
Сулеймана Керимова подозревают в отмывании миллионов евро
Моя семья
Легендарный маньяк и его культ кровавых убийц держали в страхе всю Америку
Судьба генерала: Ратко Младич умрет в тюрьме
Он убивал мусульман тысячами и не щадил даже детей
Кровавая ривьера
Франция отстреливает врагов по всему миру, пока никто не видит
«Великое прошлое нас развращает»
Почему россияне не принимают себя
«Происходящее — форма женского освобождения»
Йоаким Триер о мистической драме про лесбийскую любовь и Бога
Признак оперы
Как Дмитрий Хворостовский стал главным оперным певцом России
Циркуль в глаз
Судьба еврейского художника: от украинских сказок до нацистской выставки
Что. Вы. Наделали
Как мы потеряли идеальный Porsche и снова его нашли
«Американец», который смог
Самые невероятные версии Chevrolet Corvette, от которых сносит крышу
Мистер Спок
Мы пощупали новейший Aston Martin Vantage и делимся первыми впечатлениями
Из бананов и палок
Что получается, когда машины пытаются делать в Уганде, Кении и других странах
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
Это чисто Питер
Сколько стоят квартиры в воспетом Шнуром городе на Неве
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно