Тайное знание Мюллера Холка

Артем Ефимов о методах извлечения смысла

В первом романе из цикла "Фонд" Айзека Азимова есть знаменитый эпизод. Посол Империи прибывает в Фонд, чтобы заверить его руководство в готовности Империи защитить Фонд от нападения со стороны королевства Анакреон. Политик Салвор Хардин и ученый Мюллер Холк анализируют стенограмму переговоров с послом, а также текст договора между Империей и Анакреоном, и приходят к пугающим выводам.

Анализ заключается в том, что речь "очищается от всяческой засоряющей ее ерунды, не имеющей никакого значения". Методика, к сожалению, не описана, имеется только ссылка на символическую логику.

В результате анализа выясняется, что договор между Империей и Анакреоном сводится к простейшей формуле: "Обязательства Анакреона перед Империей: никаких! Власть Империи над Анакреоном: никакой!" И есть еще более показательный момент: Мюллер Холк кропотливо очищает от словесного мусора стенограмму пятидневных дипломатических переговоров, и в итоге от стенограммы не остается ничего - выясняется, что посол за пять дней фактически ничего не сказал. Таким образом в Фонде убеждаются, что, несмотря на все обещания Империи, на ее помощь в борьбе с Анакреоном рассчитывать не приходится.

У Азимова имеется серьезная натяжка. Символическая логика неприменима к обычному человеческому языку - только к формализованному. То есть работает, скажем, с математическими формулами, но не работает с обыкновенным текстом. Причина простая: слово - это не значок в формуле, который имеет строго определенное значение. В формуле Е=mc2 не может быть разночтений в понимании того, что такое E, m и c. С выражениями вроде "Свобода лучше, чем несвобода" все уже гораздо сложнее: каждый отдельный человек может понимать эту фразу по-своему. Мысль в голове говорящего, пока она не оформилась в набор слов, была гораздо сложнее и многограннее, чем может передать язык, каким бы великим и могучим он ни был. И в голове слушателя или читателя она моментально обрастает его собственными интерпретациями, из которых многие связаны не с прочитанным или услышанным, а с убеждениями или настроением читателя или слушателя. Вряд ли найдутся на свете два человека, которые понимают слово "свобода" так же одинаково, как все физики мира понимают E=mc2. Потому человеческий язык и является живым, в отличие от формализованных языков.

Теоретически текст, написанный человеческим языком, можно до известной степени формализовать и подготовить к анализу с применением символической логики. Но тут любителям математической строгости придется поморщиться: такая подготовка не может обойтись без филологии, то есть без "гуманитарщины", которую эти любители и за науку-то не считают. Эта подготовка должна (в недостижимом идеале) заключаться в том, чтобы превратить человеческую речь в математическую формулу.

Филологических методик анализа текста имеется великое множество. Самая известная и относительно простая - контент-анализ. Суть его в том, что в текстовом массиве подсчитывается частота употребления определенных понятий (слов; слов с заменителями, например местоимениями и синонимами; речевых оборотов и тому подобного). Уже этот способ весьма удобен, чтобы научно установить, например, что президент в послании Федеральному собранию говорит о свободе гораздо больше, чем о справедливости (что уже дает обширный простор для политических интерпретаций). Если немножко погуглить - можно найти довольно много программ, которые более или менее качественно это делают.

Более сложная методика - исследовать каждый случай употребления того или иного понятия, учесть контекст, эпитеты, которыми снабжает данное слово автор (говорящий или пишущий), и на основании этого уже довольно глубоко влезть ему в голову, понять в тонкостях, какое значение он вкладывает, например, в то же слово "свобода" и какими его заменителями пользуется. Применив некоторое количество таких филологических приемчиков, можно до известной степени формализовать понятие "свобода" для данного автора. Вот тут уже, со всеми оговорками и допущениями, можно браться за анализ по методу Мюллера Холка.

В принципе, все это напоминает то, чем занимаются герои сериала "Обмани меня" (он же "Теория лжи"). Сериал, как известно, в значительной степени основан на реальных и вполне действенных наработках американского психолога Пола Экмана, который даже ведет блог на сайте Fox (производителя сериала), разъясняя и часто критикуя с научной точки зрения похождения доктора Кэла Лайтмана (Тим Рот) и его подручных. Герои сериала разоблачают ложь и докапываются до правды, анализируя непроизвольную мимику и жестикуляцию, манеру речи, тон голоса и так далее, и тому подобное. Более того, методы реального Пола Экмана и вымышленного Мюллера Холка часто могут взаимно дополнять друг друга. Например, в той же ситуации с посланием президента Федеральному собранию условный Мюллер Холк будет сосредоточен на тексте послания, а условный Пол Экман - на поведении президента и его слушателей. Есть подозрение, что вряд ли их совместный анализ вызовет восторг у президентских спичрайтеров.

Герой "Обмани меня" Кэл Лайтман создал компанию, которая зарабатывает деньги, применяя лайтмановский метод разоблачения лжи. Увы, у условного Мюллера Холка вряд ли получится что-то подобное. Правда - и та не слишком ходовой товар (в двух из трех сезонов сериала компания Лайтмана испытывает финансовые трудности). А смысл, извлечением которого занималась бы компания Мюллера Холка, - скорее предмет роскоши: предложение - ограничено, спрос - ничтожный, цены - бешеные. Жалко. Хороший сериал мог бы получиться.

Другие материалы рубрики