Батька в стране чудес

Илья Азар о репрессиях в Белоруссии

Революции в Белоруссии прошлой зимой не случилось, зато по весне в минских судах закрутился маховик политических репрессий. Сложно подобрать для происходящего в Белоруссии беспредела другое определение.

За три месяца судьи в режиме конвейера вынесли 30 обвинительных приговоров из 30-ти (если считать Дашкевича и Лобова, арестованных и осужденных за драку, которую они якобы устроили за день до выборов). Почти всех подсудимых отправили в тюрьмы и колонии на срок от 2 до 4 лет (отделаться легким испугом в виде штрафа удалось только двум странноватым гражданам РФ).

Пять кандидатов в президенты, их ближайшие соратники и простые активисты обвиняются либо в массовых беспорядках (статья 293 УК, до 15
лет колонии), либо в действиях, грубо нарушаюших общественных порядок (статья 342 УК, до 3 лет заключения).

Непонятно, почему трех бывших кандидатов в президенты (Андрея Санникова, Николая Статкевича и Дмитрия Усса) судят по грозной 293 статье, двух других (Владимира Некляева и Виталия Рымашевского) - по 342 статье, а Григория Костусева, Ярослава Романчука и Алеся Михалевича не судят вообще.

Костусева из оппозиционного БНФ (у которого, кстати, отбирают арендуемый с 1992 года офис) хвалил лично Лукашенко, поэтому его дело просто спустили на тормозах. Романчук сдал своих практически сразу и заслужил прощение. Михалевич выбрал самый элегантный путь и, проигнорировав подписку о невыезде, сбежал в Чехию.

Некляева и Рымашевского пощадили, видимо, потому что их 19 декабря крепко избили. Поэт и прозаик Некляев вообще во время так называемых массовых беспорядков находился в больнице с черепно-мозговой травмой, потому что по дороге на площадь его оприходовали молодчики в черном. Рымашевскому спецназ знатно приложил по голове уже на площади. Другой причины для снисхождения, кроме окровавленной головы кандидата, я не вижу.

Почему остальных судят по двум разным статьям, непонятно. Возможно, в СИЗО кто-то соглашается сотрудничать или раскрывает под пытками старые тайны оппозиционного цеха. Белоруссия - единственная страна Европы, которая все еще применяет смертную казнь, и едва ли там дознаватели стараются соблюдать права человека. А может, обвиняемые в нарушении порядка просто не попали под прицел видеокамер и против них не хватает доказательств.

На судах активисты не отпираются, что ломали двери Дома правительства. Это было бы глупо.

Неувязка заключается в том, что никаких массовых беспорядков на площади Независимости не было. Я знаю, я там был и все видел собственными глазами.

Так вот, ни один оппозиционный кандидат не имел планов свержения государственного строя (если только в самых своих сокровенных мечтах). Не думаю, что кто-то из них вообще предполагал, что людям удастся спокойно выйти с Октябрьской площади.

Судя по ошалевшим лицам белорусов, свободно шедших в толпе единомышленников по центральному проспекту Минска (кандидаты остались далеко позади, и того же Санникова потом на площади Независмости долго искали), этого вообще никто не ожидал. Ну а как поверить, что авторитарный режим, зажавший в тиски всю политическую и общественную активность, вдруг дал слабину и разрешил отвести душу, покричать "Долой лысую резину!"

Уверен, что Лукашенко специально отвел спецназ (кто мешал ему перекрыть Октябрьскую площадь еще до начала несанкционированного митинга?), чтобы люди глотнули нездешней свободы, опьянели от нее и ринулись нарушать закон. Тут-то их и должны были накрыть крышкой.

План Батьки сработал. Можно спорить, сами ли пьяные от свободы парни начали ломать двери ненавистного Дома правительства или последовали примеру провокаторов ("наушник" Хомиченко, которого оппозиция считала агентом спецслужб, тоже получил 3 года).

Главное же в том, что били стекла и ломали двери не больше 20 человек. Остальная необходимая для статьи "массовые беспорядки" масса стояла рядом, смотрела на них и либо качала головой, либо тряслась от страха. "Сейчас придет спецназ", - пронесся по толпе обреченный вздох. Люди начали оглядываться, чтобы первыми увидеть бегущих омоновцев и успеть избежать удара дубинкой. После первого штурма спецназовцев (их было два) толпа хором скандировала "Не ломай!" После второго люди под давлением спецназа начали спокойно расходиться с площади - повязали в основном тех, кто оказался в коробке между двумя рядами спецназа как раз у сломанных дверей.

Самое непонятное лично для меня (и тогда на площади, и до сих пор) - это поведение кандидатов в президенты в момент кульминации митинга. Они стояли рядом с ломающими двери парнями и даже не пытались их остановить. Вместо этого они позировали перед камерами и давали экспресс-интервью. Попыток помешать развитию ситуации они не предпринимали, не отгоняли хулиганов, не создали живую заградительную цепь из своих сторонников.

Но ведь и к свержению конституционного строя они не призывали, с трибуны "Долой Луку-урода" не кричали, требовали переговоров с властями и успокаивали милицию, которая "с народом".

Но формальный повод принять меры против оппозиционеров у Лукашенко появился сразу после первого разбитого в здании правительства стекла. И никто из кандидатов не пытался этому помешать. Либо они ошалели от происходящего, либо уже начали делить должности в будущем правительстве новой Белоруссии.

Вот только обвинять Санникова в том, что он "по предварительному сговору с иными лицами организовал массовые беспорядки, сопровождавшиеся погромами, подготовкой к поджогам, уничтожением имущества, насилием над личностью и вооруженным сопротивлением представителям органам власти", и давать ему за это 5 лет колонии усиленного режима (а для Статкевича и Усса просить еще больше) - это самые настоящие политические репрессии.

Фигурирующих в деле бутылок с фитилями, канистр, металлических штырей, заостренных деревянных палок, ледорубов, топоров на площади не было ни в руках демонстрантов, ни на земле сразу после разгона митинга.

Ну не было их там! Когда я вернулся на площадь, обойдя наступающие отряды милиции по боковым улочкам, на площади валялся только одинокий раскрытый зонт. Наверняка, конечно, с отравленным наконечником, но этого все равно мало.

Ну а теперь разъяренный Лукашенко (вовремя подоспевший теракт еще и подогрел гнев Батьки) решил полностью уничтожить оппозицию. На свободе, кроме пожилого экс-главы Верховного совета Белоруссии Станислава Шушкевича, бывшего единого кандидата Александра Милинкевича да уже посидевшего и успокоившегося за решеткой Александра Козулина, которые даже на площадь не пришли, никого и не осталось. Того и гляди закроют за предупреждения две оппозиционные газеты. А там глядишь и Коля Лукашенко подрастет, чтобы стать белорусским Ким Чен Иром.

Одна моя коллега из Минска сказала мне на днях, что Белоруссия сейчас превратилась в большую страну чудес из книги про Алису. В том смысле, что и в оппозиции все странные или сумасшедшие, и вообще невозможно в таком дурдоме жить.

Не нам с нашей суверенной демократией, где жалкие (на белорусском фоне) немцовские 15 суток вызывают плач Ярославны, судить.

Но мне все равно кажется, что Червонная королева куда опаснее Безумного шляпника. Хотя бы потому, что она на троне.

Бывший СССР00:1216 июня

Рижский прайд

В самой гомофобной стране Евросоюза прошел гигантский гей-парад. Латыши терпят
Бывший СССР00:0213 июня
Александр Лукашенко

Белорусский поток

Олигархи зарабатывают для Лукашенко миллионы долларов на контрабанде в Россию