Сойти за умного

Ярослав Загорец о неумении чиновников молчать

Есть такие люди, которые не умеют вовремя остановиться. Среди российских чиновников их, к сожалению, довольно много. И если у одних эта слабость принимает безобидную форму - как, например, постоянное ведение микроблогов, в том числе на Госсовете или на приемах в честь зарубежных гостей, то другие не могут сдержаться даже после того, как облажались на всю страну.

В истории с иркутским губернатором Дмитрием Мезенцевым, которого Дела Государственной Важности заставили опоздать на самолет "Аэрофлота", я, конечно же, на стороне командира экипажа. Ответить диспетчеру в духе: "Губернатор? Вот пусть на личном самолете и летает, а на регулярные рейсы не опаздывает", - смог бы далеко не каждый пилот. Посмотрим правде в глаза - не только не каждый пилот, но и не каждый из нас.

Надо отдать прославившемуся летчику (его зовут Андрей Литвинов) должное - после этого происшествия он честно рассказал журналистам, что губернатор попросил у него возможности извиниться перед пассажирами. То есть, Мезенцев признал свою неправоту и публично покаялся перед теми людьми, которые пострадали из-за чрезмерной значимости его должности. Признание своей ошибки похвально и тоже для России нехарактерно - опять же далеко не всякий чиновник способен на такой шаг. Да и не чиновник тоже.

Восточно-Сибирская транспортная прокуратура, которая решилась начать по поводу произошедшего проверку, также выглядит молодцом. Когда речь заходит о фигурах ранга губернатора, нужно быть очень принципиальным прокурором, чтобы начать в отношении него какую угодно проверку. Впрочем, объявить о проверке и проводить ее в действительности - вещи несколько разные.

В целом, весь скандальный полет губернатора Иркутской области мог бы уместиться в эти три абзаца, если бы не одно "но". Мезенцев оказался человеком столь же сдержанным, сколь и пунктуальным - в ситуации, когда любой другой на его месте счел бы за благо поскорее забыть эту историю, Дмитрий Федорович в беседах с журналистами возвращается к ней с пугающей регулярностью.

Главное, что меня настораживает в этой регулярности - это то, что Мезенцев, похоже, искренне не понимает сути произошедшего. Ничем иным его комментарий о том, что, летая регулярными рейсами вместо литерных, он помогает экономить бюджет, объяснить нельзя. Нет, он безусловно прав, говоря о том, что спецрейс вышел бы Иркутской области намного дороже билета первого класса обычного рейса "Аэрофлота". Но это актуально лишь в том случае, если десятки других пассажиров не ждут в течение часа, когда к ним соизволит присоединиться Государственный Человек. Потому что они могут спешить не меньше него, теряя на таких задержках свое время и свои же деньги. Не будет же, право слово, бюджет Иркутской области им эти деньги компенсировать.

Но даже это оправдание губернатора можно списать на назойливость журналистов, которые мертвого разговорят, лишь бы было из чего сделать историю. Куда более странным выглядит последнее заявление Мезенцева о том, что проверке следует подвергнуть обнародование разговоров диспетчера и пилота - той самой записи на YouTube, из-за которой и разгорелся весь этот скандал.

С точки зрения закона здесь все довольно запутанно. С одной стороны, вроде бы есть 138-я статья УК РФ, запрещающая нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан. С другой стороны - расплывчатость этой статьи несколько затрудняет судебную практику, которая по делам любителей послушать эфир довольно мала. К тому же, не похоже, что правоохранительные органы сильно интересуются прослушиванием и обнародованием радиопереговоров "земли" и "неба": в интернете легко найти целый ворох ссылок на прямые эфиры российских аэропортов.

Более того, когда я задумываюсь о предложении Мезенцева разобраться с бардаком в радиоэфире, мне в голову в первую очередь почему-то приходит не уголовный кодекс, а популярный в народе фразеологизм "перевод стрелок". Когда предметом разбирательства после легкого движения языка чиновника становится не он сам, а некие абстрактные борцы за справедливость, выкладывающие в Сеть вопиющие ролики, становится непонятно, зачем он тогда вообще извинялся перед пассажирами?

Впрочем, искать логику в поведении российских чиновников любого ранга - занятие довольно бесперспективное. В конце концов, они мало чем отличаются от обычных граждан. Чиновники точно так же, как и мы, не всегда могут признать свои ошибки. И точно так же иногда могут наломать дров, всего лишь пытаясь оправдаться. Единственное, что нас отличает - это способность приостановить вылет самолета. Тут уж преимущество губернатора неоспоримо.

Россия00:07Сегодня

«Если надо кричать благим матом, значит надо кричать»

В этой Думе были шуты, мошенники и бандиты. Почему она — самая крутая в истории?