Самое большое меньшинство

Михаил Визель о Международном дне левши

Ровно 12 лет назад, в августе 1999 года, я пришел устраиваться на работу в "Ленту.Ру". Я очень переживал. Потому что журналистом, пожалуй, был, а вот новостником, пожалуй, не был. И успокоился только тогда, когда увидел, что создатель проекта Антон Носик, за все время нашего разговора не спускавший рук с клавиатуры, подписывает мое заявление левой рукой. Не потому, что считаю левшей более умными или талантливыми. А потому, что до сих пор убежден: любой коллектив является замкнутым и полноценным, только если в нем есть хоть один левша. Сегодня особенно уместно вспомнить об этом, потому что 13 августа отмечается Международный день левши.

В последние годы каждая публичная манифестация секс-меньшинств вызывает бурную и, мягко говоря, неоднозначную реакцию. Об активизме в поддержку левшей известно гораздо меньше. Что хоть и несправедливо, но понятно: их шествия не пресекаются полицией, вид человека, держащего ручку или молоток левой рукой, не вызывает корчей даже у самого замшелого консерватора. Да и утверждение, что истинная леворукость предопределена от природы, никому не придет в голову яростно опровергать - равно как и факт частичной леворукости или феномен существования амбидекстров, то есть людей, которым и вправду, а не ради выпендрежа, одинаково удобно действовать и левой, и правой.

Левшам, наверно, проще жить в мире правшей, чем представителям других меньшинств, параллели с которыми напрашиваются издавна (например, Набоков в "Соглядатае" прямо называет одного из героев "сексуальным левшой"). Хотя, конечно, не будучи в строгом смысле слова левшой, я не могу утверждать этого наверняка. А моя дочь, в данный момент увлеченно калякающая на бумаге левой рукой, еще слишком мала, чтобы сталкиваться с реальными проблемами. Но эти проблемы очевидны: левшам не только невозможно пользоваться навороченными эргономичными компьютерными мышами (теоретически такую зеркальную мышь можно заказать, но это ж какая морока!), но и куда сложнее резать обычными ножницами. А вспомните про кнопку под правым большим пальцем всех фотоаппаратов, про проблемы с iPhone4, возникающие, только если держать его левой рукой, про монетоприемники и считывающие устройства, расположенные справа от турникета в метро, про кнопки дрелей, электропил и вообще всех станков и инструментов в тяжелой промышленности. Не говоря уж о рукояти затворов стрелкового оружия, передергивающихся справа почти у всех существующих образцов.

Именно это, видимо, было главной причиной, по которой левшей в СССР до самого последнего времени жестоко переучивали: мальчик, как было тогда известно всем школьным учителям, рождается в первую очередь для того, чтобы быть солдатом. Ну а девочек переучивали за компанию - здесь как раз равноправие было полным. Но сваливать все на проклятый совок было бы наивно: первая кампания в защиту прав левшей началась в 1980 в США, после того как полицейский офицер из Риверсайда (Миссури) Франклин Уинборн (Franklin W. Winborn) был уволен со службы за грубое нарушение устава - он категорически отказывался носить кобуру справа, мотивируя это тем, что прежде чем он выхватит пистолет с правой стороны своей левой рукой, его самого успеют подстрелить.

Что уж говорить про менее просвещенные страны и эпохи, когда людей, орудующих "одной левой", прямо объявляли пособниками дьявола (отца всех левшей, между прочим) и коварными лицемерами от рождения - ведь такой человек, протягивая правую руку для рукопожатия (жест, означающий изначально - "у меня нет оружия"), спокойно может сжимать нож или револьвер в своей рабочей левой руке. Немудрено, что о скрытой леворукости многих исторических деятелей мы можем говорить лишь гадательно. Да и не только исторических: часы на правом запястье Владимира Путина давно вызывают вопросы у неравнодушных к этой теме людей.

Вообще, составлять списки "великих левшей" – занятие такое же увлекательное, как и составлять списки "великих евреев" или списки тех, кого "мы любим не только за это". Микеланджело, Пикассо, Леонардо да Винчи. Николай Лесков (а вы не догадывались, что автор "Левши" - левша?), Джими Хендрикс, Курт Кобейн... И, честно говоря, такое же сомнительное. Точно ли все левши - креативные и артистические натуры? Левшей в мире от семи до десяти процентов населения. Все они явно не могут быть Микеланджело и Хендриксами.

Значение левшей совсем не в том, что некоторые из них способны "подковать блоху". Некоторые из правшей на это способны в той же мере. Куда важнее другое: левши - это первое меньшинство в истории человечества, преподавшее урок настоящей, а не лицемерной политкорректности. Левши с библейских времен доказывают, что они не хуже и не лучше правшей. Они просто другие - и поэтому способны хорошо их дополнять.

Я начал эту колонку с утверждения, что любой коллектив является замкнутым только в том случае, если в нем есть хоть один левша. В подтверждение этого не обязательно сравнивать историю "Битлз" и "Роллинг стоунз", или "Лед Зеппелин" и любых других "монстров тяжелого рока" (хотя леворукость вокалиста Планта не так бросается в глаза, как леворукость инструменталиста Маккартни). Просто присмотритесь к сработавшейся бригаде грузчиков-такелажников: в ней обязательно есть хоть один человек, способный подержать с левой стороны тяжелый шкаф или добраться до какого-нибудь неудобного винтика с отверткой в левой руке.

Из жизни00:04Сегодня

Палец в рот не клади

Люди мечтают попробовать этот загадочный напиток. В нем плавает человечина