Сейчас или никогда

Андрей Коняев об инфантильном совке и неотвратимом взрослении

Первого октября 1909 года в саратовской газете "Волга" появилось интервью Петра Столыпина, где тот высказал фразу, которой суждено было аукнуться чуть более чем век спустя: "Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней Poccии". В июле 2011 года Владимир Путин вспомнил эти слова во время заседания оргкомитета по подготовке к 150-летию со дня рождения великого политика, совершенно непреднамеренно облагородив ветхую цитату застойно-диктаторскими обертонами.

Не знаю, о чем думал стремившийся перекроить Россию реформатор Столыпин, когда произносил эту фразу, но я думаю, что понимаю, как ее воспринимают сторонники ассоциированной с Путиным стабильности. "Да Россия сама по себе развивается просто прекрасно, - думают они, обвешавшись портретами лидера. - Главное - это устранить помехи, препятствия в развитии. Устраним - и все сразу станет хорошо. Все эти митинги, несогласные, ходорковские, вся эта молодежь и политическая интрига - это все нестабильность, которая нужна только тем, кто хочет Родине зла."

У меня нет и тени сомнения, что большинство из этих людей абсолютно искренни в своих помыслах, но тут есть одна штука. Вот когда я был маленький, я думал, что взрослые очень сильно отличаются от нас, детей. На то у меня были самые веские основания - они никогда не капризничали, сами, без напоминания, ели щи и не разбрасывали игрушки по комнате. Как следствие, они представлялись существами далекими по всем параметрам, устроенными абсолютно правильно. В какой-то момент, как мне казалось, я пересеку некоторую возрастную линию и в мгновение ока стану таким же.

Я вырос, и жизнь оказалась гораздо богаче и разнообразнее моих детских представлений. Да, конечно, люди взрослые во всех отношениях в ней встречаются, но человеческое большинство меня разочаровало. Оказалось, что ответственность есть исключительно следствие непростых жизненных обстоятельств, что свои игрушки они разбрасывали по комнате ничуть не хуже маленького меня, а уж про полезные во всех отношениях щи и говорить нечего - при первом же удобном случае взрослые норовят напичкать себя исключительно всякой гадостью.

Самое мерзкое, однако, заключается в том, что детские капризы у большинства людей тоже никуда не делись - просто взрослые вместо рационального отношения к собственным желаниям научились подгонять под них рациональную основу. То есть, например, не хочется человеку отвечать за себя, свое будущее и будущее своей страны (вот как иногда не хочется убирать игрушки) - и вот уже готова подходящая взрослая отмазка. Нашему государству просто необходимы твердая рука, вертикаль власти, сильный лидер, который мог бы отвечать за нас за всех в случае необходимости, и прочее, и прочее (загляните в любой манифест Единой России или КПРФ - принципиальной разницы тут нет).

Так вот, я толком в СССР не жил, не довелось, но судя по тому, какими выросли те, чье детство прошло в этой стране, большинство советских подростков изначально не планировали становиться взрослыми. Поэтому все эти совки 40 лет от роду и старше представляются мне смертельно опасными, невоспитанными, мерзкими детьми-переростками, только и способными, что ныть: "Не честно!", "Нам было сложно в 90-е!" - и топать ножками, требуя, чтобы России срочно предоставили 20 лет покоя, без которых она якобы не сможет встать с колен.

Я не хочу Родине зла, только в отличие от большинства этих людей я понимаю, что жизнь - довольно своенравная штука. Она не дает тебе возможности перевести дыхание, не прислушивается к твоим просьбам остановиться - она всегда торопится загнать тебя на тот свет. "Жизнь - это затяжной прыжок из п**ды в могилу", - говорила Фаина Раневская и была абсолютно права. Стабильности во взрослой жизни и не должно быть, мальчики и девочки, поэтому слово "потом" следует забыть. Либо хорошо и честно делаем сейчас, либо уже никогда.

Другие материалы рубрики