Заплесневелая Пангея

Андрей Коняев об экологической неустойчивости российской политики

Примерно четверть миллиарда лет назад трапповый магматизм (это когда много-много лавы вытекает из трещин в земле), не столь впечатляющий как вулканический, но гораздо более убийственный, привел к исчезновению девяти десятых живых видов на планете. Сразу после этого в развитии биосферы Земли наступило предсказуемое затишье, а вымершую Пангею - тогда на планете был единый и нерушимый континент - захватили грибки рода Reduviasporonites. Читатель, дабы не смущать себя лишней информацией, может спокойно представить себе наш мир, захваченный плесенью.

Ситуация с пермским вымиранием, конечно же, перекликается с положением дел в современной России. У нас относительно недавно тоже была катастрофа (глобальная и геополитическая, если верить Владимиру Путину), а кругом давно и дружно разлагаются трупы различных общественных, гражданских и прочих институтов. Главное сходство, однако, заключается в том, что большинство сфер российского бытия практически полностью порабощены грибками - бессмысленными, бесполезными и беспощадными, способными разве что паразитировать на гниющих останках былого величия. Стремление доминировать над экосистемой посредством объединения в зловонные колонии-партии также присутствует.

Термин "грибок" необходимо применять к людям осторожно, поскольку принадлежность к этой нише совершенно не зависит от национальной, политической или половой принадлежности. Речь идет про состояние ума. Грибком вполне может оказаться и юрист, и экономист, и оппозиционер, и министр образования, и следователь, и даже обычный журналист.

Какие же качества присущи человеку с разумом, подернутым плесенью? А вот вспомните, как выглядит плесень на, скажем, пару недель не мытой сковородке. Вспомнили? А теперь представьте себе веселого задорного жизнерадостного кота (собачку, мышку или любое другое симпатичное читателю животное). Представили? Теперь сравните два этих образа. И там и там имеется живое существо, однако кот кажется нам несомненно более живым, чем бело-серые пушистые нашлепки на поверхности сковороды. Хотя бы потому, что кот бодрый и царапается, а плесень скучная и молча растет.

В каком-то смысле, все дело в природном постмодернизме последней - уж больно формально грибок подходит к понятию живого организма и жизни вообще. Фактически он насильственно отделяет форму от содержания, деконструирует понятие жизни, разлагает и сводит его к набору химических реакций. Именно эти признаки (стремление концентрироваться на форме вместо содержания и невероятная скука) характеризуют грибковое мышление. Этакий, знаете ли, описанный в бесчисленных пословицах и поговорках славянский символизм - про переливание из пустого в порожнее и ношение воды в решете.

Понятное дело, что подобный формальный подход в сочетании с природным абсурдом, присущим нашей стране, дает на выходе просто потрясающие результаты, от которых Кафка рыдал бы кровавыми слезами. Откаты, модернизация, линчевание в Бирюлево, **й на Литейном, бадминтон (и это мы даже не добрались, так сказать, до начала списка). Ведь ни за одним из этих слов-событий не скрывается ни малейшего намека на смысл, ни единой попытки наполнить форму хотя бы минимальным содержанием.

А затянувшаяся рокировка в Кремле или походы на Триумфальную под дубинки ОМОНа? Да и вообще, какое благолепное многообразие политического маразма открывает нам мышление в стиле плесени! Видели, как раскрасили себя "Патриоты России"? Точно плесень. ЛДПР? Посмотрите в лицо Жириновского. КПРФ, "Справедливая Россия", "Правое дело", "Яблоко"? Иногда даже не верится, что они все это без шуток (про "Единую Россию" и ярых оппозиционеров даже говорить не хочется). Какие-то сплошные надувные розовые гантели - вроде гантели, а предназначение их все равно остается загадкой.

Получается, если смотреть глобально, что в российской экосистеме сражаются за доминирование разные виды плесени. Они могут быть разной степени пушистости и разного цвета, однако, с точки зрения биологии, - все равно убогие и скучные грибки. Такие вот дела. Единственный лучик надежды - торжество плесени после пермской катастрофы не было концом экосистемы. Оказалось, что стабильные скука и серость не придают системе равновесия, а закладывают основу для последующего эволюционного взрыва. Ведь появились же после пермской катастрофы динозавры, млекопитающие, а потом, в конце концов, и люди. Кто знает, может и у нас когда-нибудь кто-то разумный появится.

Другие материалы рубрики
Бывший СССР00:0021 апреля

Президентский отжим

Порошенко припомнили старые грехи. Теперь у него серьезные проблемы