Около ноля

Ярослав Котышов о возвращении в девяностые

Дмитрий Медведев в своем послании парламенту пообещал провести политические реформы: вернуть прямые выборы губернаторов, упростить регистрацию партий и облегчить выдвижение кандидатов в президенты. Кроме того, половину мест в Госдуме предлагается распределять по округам - эту мысль Медведев сформулировал не вполне ясно, но похоже, что речь идет о возвращении в парламент одномандатников. В общем, "хочу в 90-е", как поет одна хорошая группа.

С уступками властей более-менее все понятно: даже упрощенную регистрацию партий предполагается ввести только с января 2013 года, а изменения, касающиеся выборов в Госдуму и выборов президента, будут актуальны не раньше 2016 года. В ситуации, когда главная задача режима - продержаться до марта, на перспективу можно обещать многое. А в ближайшие годы внести в проекты реформ необходимые коррективы.

Единственным стрессом для системы могут стать губернаторские выборы, но их, в конце концов, можно и не проводить. Большинство глав регионов лояльны Кремлю на 146 процентов, и в ближайшее время их менять не обязательно.

Капитан Очевидность говорит нам, что предложенные реформы - фейк, симулякр, постмодернистская игра. Только сделать в ней очередной ход можно было по-разному, а выбран был самый топорный, самый примитивный вариант. После митинга на Болотной власть получила почти две недели на размышление - не так уж и мало. Но в итоге вместо обновления мы получили откат к предыдущей версии системы. iOS3 вместо iOS5. "Завтра не придет, у нас опять идет вчера".

И это при том, что официальная идеология в последнее десятилетие строилась на отрицании 90-х, когда в парламенте не только спорили, а иногда даже дрались, на выборах разного уровня кандидаты от "партий власти" регулярно (о ужас!) проигрывали, и даже самой "Единой России" еще не было - в общем, страшно представить, как мы и жили тогда. А теперь вдруг выяснилось, что турбулентность - это разновидность стабильности. Вот так, ребята. По новым данным разведки, мы воевали сами с собой.

Проще всего было бы сказать, что Кремль никогда не отличался изяществом политических решений, но вообще-то это не так. В свое время, когда потребовалось уменьшить политический вес губернаторов, не меняя Конституцию, глав регионов аккуратно выжали из Совета Федерации - и этот ход вовсе не был таким уж очевидным. Примерно тогда же ввели федеральные округа. Об эффективности этой реформы можно спорить (особенно если учесть, что полпреды есть до сих пор, хотя никаких определенных функций они давно не исполняют), но тривиальным такое решение не назовешь. В общем, были времена, когда в администрации президента умели выпускать патчи и обновления, а не только откатываться к прежним версиям.

Кризис идей на Старой площади - не такой уж сюрприз, если вспомнить, что там давно уже произошел "кризис людей". До 2003 года администрацию президента возглавлял Александр Волошин - персонаж из 90-х, хитрый и изобретательный менеджер, умевший работать в условиях политической конкуренции. Волошина последовательно сменяли Медведев, Собянин и Нарышкин - разные оттенки серого, причем чем дальше, тем более тусклые.

Можно по-разному оценивать фигуру Глеба Павловского: судя по всему, собственное влияние на процесс принятия решений он всегда преувеличивал. Павловского можно назвать всякими, в том числе не очень приятными, словами, но его точно нельзя назвать глупым. Из администрации президента Павловского уволили в апреле, когда он еще пел режиму дифирамбы. В декабре политолог уже рассуждает о "политической катастрофе" Путина.

За десять лет спокойной жизни никакого особенного креатива от "кукловодов" не требовалось. Люди раскупали билеты на представления вне зависимости от их содержания, и один из режиссеров начал вытеснять из театра коллег - одного за другим. И, когда этот режиссер наконец остался один, на очередной спектакль публика вместо аплодисментов ответила свистом.