Игра на опережение

Александр Поливанов об очевидных достоинствах Алексея Венедиктова

Публичный скандал с "Эхом Москвы" прокомментировали уже, наверное, сотни человек: оппозиционеры и депутаты, чиновники и менеджеры, журналисты и блогеры, аналитики и обозреватели. За бесчисленным количеством текстов о радиостанции как-то забывается одно: самой публичностью конфликт между журналистами и контролирующим акционером "Эха", компанией "Газпром-Медиа", обязан исключительно активным действиям главреда радиостанции Алексея Венедиктова. И в этом его безусловная заслуга.

Как бывший почтальон главный редактор "Эха Москвы" знает, что новости должны быть доставлены вовремя: не позже, но и не раньше часа X. Венедиктов в середине февраля открыто признал, что договаривался с "Газпром-Медиа" о новом составе совета директоров в течение едва ли не нескольких месяцев. Затем выяснилось, что о предстоящих перестановках давно знал и пока еще член совета директоров Евгений Ясин. Тем не менее, до поры до времени и Венедиктов, и Ясин молчали.

Скандал разразился только тогда, когда "Эхо" получило возможность использовать его по максимуму. Венедиктов не побоялся сыграть на опережение, рассказав о смене совета директоров в своем Твиттере. Нанести более сильный удар по "Газпром-Медиа" было сложно: особенно после того, как компания уже несколько раз провела сомнительные увольнения на НТВ. Удар был нанесен Венедиктовым не только точно, но и вовремя: в последние недели все будто помешались на вопросах цензуры в СМИ в рамках предвыборной кампании.

Венедиктов двумя постами в Твиттере поставил "Газпром-Медиа" в роль заведомого лузера: компании приходится оправдываться. Неповоротливый гигант выдавил из себя комментарий относительно роспуска совета директоров через несколько часов после постов Венедиктова в Твиттере: к тому времени о скандале (в интерпретации Венедиктова, естественно) знали даже те, у кого в квартире и машине "Эхо" вообще не ловится.

Как бывший учитель истории Венедиктов прекрасно понимает, что в критические моменты надо использовать внимание СМИ к своей персоне по максимуму, что без "подпитки" даже самый сильный новостной сюжет живет не больше суток. И вот на следующее же утро после скандала он коротенько, в 140 знаках, сообщил, что его вызвали в прокуратуру по неведомому делу. И пусть потом оказалось, что вызвали не его самого лично и что прокурорская проверка касается жалобы полусумасшедшего слушателя на то, что журналистам "Эха" запрещается вступать в политические партии - Венедиктов все равно уже на гребне информационной волны, он - герой дня. А как бороться с героем?

Давайте допустим на секунду, что у "Газпром-Медиа" действительно накопилось к Венедиктову и "Эху" много неполитических претензий: реклама недопродается, аудитория растет не слишком активно. После "откровений" Венедиктова все эти аргументы будут восприниматься исключительно как отговорки - главред "Эха" первым занял информационное поле, его мнение о политическом давлении, как ни крути, станет доминирующим.

Позиция Венедиктова в открытом конфликте с "Газпром-Медиа" выглядит безупречной. За последнее десятилетие главред "Эха Москвы" без лишнего шума смог продавить такие изменения в устав радиостанции, что сместить его оказалось делом практически невозможным: главреда выбирают сотрудники радиостанции, а совет директоров - только утверждает. Изменения в уставе невозможны без одобрения 75 процентов акционеров радиостанции, то есть без одобрения со стороны хотя бы части журналистов. Представить же раскол в коллективе "Эха" невозможно: журналисты всегда будут за Венедиктова.

Своей игрой на опережение главред "Эха Москвы" дал открытый урок всем газетам, журналам, радиостанциям и телеканалам. Урок того, как журналист может выжимать все соки из собственника издания. За последнее время из различных СМИ уволилось (или пригрозило уволиться) слишком много известных журналистов, чтобы этот урок нельзя было назвать чуточку запоздавшим. Но от того он не делается менее актуальным.