Они нас не представляют

Андрей Козенко о народных избранниках

Публичная перепалка между Сергеем Мироновым и Геннадием Гудковым показала, что избранные депутаты Госдумы не вполне понимают, кем именно они были избраны.

Картина мира оставалась в порядке до тех пор, пока Геннадий Гудков и его коллега Илья Пономарев выглядели уполномоченными от "Справедливой России" в оргкомитете митингов "За честные выборы". Ведь было понятно, что от стратегии "голосуй за любую партию, кроме 'Единой России'" выигрывали в первую очередь "эсеры". Вместо благодарности Миронов пожурил Гудкова за то, что тот слишком много времени уделяет митингам, сказал, что он и соратники "по-товарищески" сделали ему "последнее предупреждение", за которым может последовать расставание. Геннадий Гудков отвечал через твиттер и, фактически, уличил начальство во лжи. "Послушал Миронова.Про оценку выборов вчера говорили,это правда.Но про митинги,вред для партии,посл.предупр-е-НИ СЛОВА!!!Странное заявление", - написал депутат, стараясь уложиться в отведенные 140 знаков.

Склонный к компромиссам Сергей Миронов и довольно прямолинейный Геннадий Гудков и раньше создавали впечатление, что они состоят не в одной партии, а во враждующих. Ничего удивительного не произошло, но в этот раз стало особенно обидно. На выборах в Госдуму "Справедливая Россия" набрала 13,24 процента. У нас во всей стране столько леваков не наберется с учетом 19,19 процента, набранных КПРФ. За "эсеров" голосовала энная часть выходивших на Болотную и на Сахарова, и Сергей Миронов, с его 3,85 процента на президентских выборах, казалось, это понимает - но нет.

Перепалка показала, что главная беда думских выборов даже не в том, что их называли нечестными. Куда хуже, что они были нерепрезентативными. Избранные не вполне понимают, кем они были избраны. И пытаются жить по понятным им правилам предыдущей четырехлетки.

Это беда не только "Справедливой России". У несистемной оппозиции та же проблема. Многолетний недопуск к любым выборам привел к тому, что вот ты стоишь на сцене - и не понимаешь, кто это там тебя слушает. Когда Гарри Каспаров убеждает меня с этой сцены, что в России живет такой же свободолюбивый народ, как в Египте или Сирии, хочется взяться за голову и сказать: "Господи, да что же это!".

...Седьмое, примерно, декабря, первая половина дня. На полупустой Пушкинской площади проходит митинг сторонников "Единой России". На сцене с партийной символикой какие-то малоизвестные певицы с "Фабрики звезд", у сцены человек двести прогуливающих занятия студентов и преподавателей радиотехнического колледжа. Ведущий что-то там говорит о полной и чистой победе, на него внимания не обращают. Это была фальсификация митинга в чистом виде. Лучшей картинки "всенародной поддержки" партии не выдумал бы и оппозиционный гений.

В "Единой России", похоже, не поняли, что ее активный, агрессивный и, как следствие, митингующий избиратель - это "Уралвагонзавод", а не равнодушные московские бюджетники. Которым сказали проголосовать - они проголосовали, сказали выйти - они вышли. В итоге партия исчезла с улиц, а уральские рабочие достались Владимиру Путину. И он звонил им со словами благодарности уже на следующий день после своей победы на выборах.

Владимир Путин выиграл выборы еще и потому, что прекрасно представлял себе, кто является его целевой аудиторией, а кто нет. Все интеллигентно оскорбились, когда он заговорил об участниках протестных митингов как о бандерлогах и средствах контрацепции, но такая тактика выдумана давно и не им. Когда в конце 80-х пацаны из Заводского района Саратова приезжали в центр города на дискотеку, они вели себя так же. Только были посвободнее в высказываниях. А потом доставали кастеты и велосипедные цепи.