Милость к падшим

Михаил Козырев о казни минских террористов

Короткое сообщение в ленте новостей: "Казнен минский террорист Владислав Ковалев" - застало меня врасплох. Последнее, что было известно: Лукашенко рассматривал просьбу о помиловании от матери. Рассмотрел. Отказал. Расстреляли...

Следом расстреляли и Дмитрия Коновалова, второго из тех, кого белорусский суд признал виновными в теракте в минском метро 11 апреля 2011 года.

Что меня поразило? Скорость приведения приговора в исполнение. Мы же привыкли к многолетним детальным рассмотрениям обстоятельств преступления, пересмотрам дел, апелляциям, тщательному взвешиванию: все ли аргументы налицо, чтоб лишить человека жизни?.. Так происходит в Америке - одной из немногих стран, где в некоторых штатах еще практикуют эту уродливую форму восстановления справедливости: "Казнить! Чтоб другим неповадно было!" Рассмотрение подобных дел растягивается на годы.

В Белоруссии не так.

Хроника событий скупа и стремительна. 11 апреля 2011 года прогремел взрыв в минском метро. На следующий день подозреваемые задержаны. Уже 13-го Лукашенко объявляет: теракты вызваны тем, что "в стране столько демократии, что от нее тошнит!" 29 апреля - подозреваемым предъявлены обвинения в нескольких терактах. 11 сентября - начинается суд. 30 ноября - оглашен приговор: смертная казнь. 19 декабря - Владислав Ковалев и его мать просят президента о помиловании. 12 марта 2012 года - Лукашенко в помиловании отказывает. 17 марта - приговоренные расстреляны.

Пытаюсь это осознать и хочется, закрыв уши, обхватив голову руками, заорать: "Нееееееееет! Постойте! Стоп! Стоп! СТОП!!!"

Почему я вдруг так потрясен казнью человека, который, по мнению президента Лукашенко и его следствия, хотел все дестабилизировать, затаил, изготовил, продумал, проник, пронес, заложил - и цинично обрадовался пятнадцати ни в чем не повинным жертвам в минском метро? Не это ли зло в чистом, первозданном виде? Не это ли остервенелый демон, возомнивший себя выше других и убивший невинных ради доказательства своей идеи всеобщего хаоса?

Да в том-то и дело, что нет.

Я не уверен в этом. Я не верю ни одному сообщению белорусских властей. Я отдаю себе отчет, что сегодня наш ближайший сосед - тоталитарное государство во главе с выжившим из ума диктатором. Сын правителя в военной форме на парадах, адское месиво при разгоне оппозиции, планомерное сужение пространства для обсуждения действий власти, безжалостные репрессии против несогласных, - все это заставляет скорее не задуматься, а ужаснуться. Слишком много раз мы это видели в истории. Слишком близок нам географически этот "Батька", слишком очевиден готовый рецепт развития событий для власть имущих в моей стране...

Жизнь дается любому из нас родителями, богом – кто во что верит, - но точно не институтом власти. Но преступная трагедия смертной казни заключается даже не в том, что государство не имеет право отбирать то, что дано не им, а в необратимости. Все можно пересмотреть. Любые ошибки можно исправить. При одном условии - если мы живы. После приведения смертного приговора в исполнение все вскрывшиеся улики, свидетельства очевидцев, всплывшая на поверхность ангажированность судебной системы - все бессмысленно. Человека нет. Его не вернуть.

Я думаю о невинных жертвах взрыва в минском метро. И кулаки сжимаются от боли и ненависти к настоящему преступнику. К злодею, решившему прославиться таким чудовищным способом. Но что-то внутри меня подсказывает мне: за два дня, прошедшие с момента трагедии, такого злодея непросто поймать. А потом ведь тут же было объявлено, что за плечами двух чуваков из Витебска еще несколько попыток терактов.

Мой опыт жизни при фальшивом, дышащем на ладан тоталитарном государстве говорит мне: когда сверху ставится задача найти виновного - виновный быстро находится. Или возможный виновный. Или невиновный, но подходящий...

"Я прошу Вас вспомнить, что в истории Беларуси бывали случаи, когда невиновных приговаривали к расстрелу, и только через несколько лет находили настоящего преступника", - написала в прошении к президенту мать осужденного Любовь Ковалева. Ее отчаянная мольба не была услышана. Президент Белоруссии отказался помиловать осужденных из-за "исключительной опасности и тяжести последствий для общества от совершенных преступлений".

Я же знаю наверняка: недалек тот час, когда мы увидим новую власть в Белоруссии и будем, затаив дыхание, следить за вскрывающимися преступлениями "лукашенкократии" и ужасаться, узнавая масштабы беззакония, количество незаконно репрессированных, истории искалеченных судеб. Этот день, я уверен, не за горами. Правда почему-то потом торжествует. Даст бог, доживем.

Но не Владислав Ковалев и не Дмитрий Коновалов. Их уже расстреляли...

Другие материалы рубрики