Разложение

Андрей Коняев о конце нравственности

В Саратове уволили Николая Кузькина, директора, как говорят, лучшего в городе лицея. Увольняли долго - с декабря, когда на избирательном участке в лицее "Единая Россия" получила низкие результаты, до самого начала января.

Примечательной и показательной эту историю, впрочем, делает не только участие в ней забронзовевшей партии, оставленной собственным лидером. Когда Кузькина решили уволить, у него случился гипертонический криз. Скорая приехала, укол сделала, но вот госпитализировать отказалась - на то были распоряжения администрации. Связаны они были с последним абзацем 81-й статьи Трудового кодекса: "Не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске". То есть, если бы Кузькина положили в этот же день в больницу, то это могло бы стать причиной для оспаривания увольнения, а в администрации уже так устали увольнять одного из лучших педагогов Саратова, что хотели разделаться с этим поскорее. В конце концов, после нескольких отказов, Кузькина приняли в больницу РЖД, которая находится в федеральном подчинении, поэтому, вероятно, и не получила нужных распоряжений.

То, что хорошими педагогами у нас раскидываются по таким сиюминутным причинам, как выборы, вызывает чувство горечи, но не более того. Хорошие педагоги - это, может, и хорошо, но в нашей системе образования они скорее исключение, нежели правило. Совсем другое дело, что к этой административной расправе привлекли докторов, а эти самые доктора, от которых априори ожидаешь принципиальности, согласились. А если бы у Кузькина был не гипертонический криз, а, например, перелом ноги? Испугались бы тогда врачи мести администрации? Отправили бы человека со сломанной ногой гулять восвояси?

История эта дает лишний повод задуматься о вечном - о том, что точка невозврата в моральном разложении общества пройдена. Когда этот процесс начался - непонятно, да и не особо важно. Главное, что сейчас он идет семимильными шагами.

Лех Валенса говорил, что нравственность - это главная сила любой власти в XXI веке. Наверное, в идеале так и должно быть, но к России это мало применимо. Наша государственная система не имеет привычки подчиняться даже собственным законам ("цивилизованная коррупция"?) - что уж говорить о каких-то неписанных общечеловеческих правилах. Да и ни к чему не обязывающие доходы, растущие как на дрожжах, не способствуют росту сознательности и принципиальности.

Разложение проявляется в простом человеке - в его системе координат напрочь отсутствует понятие нравственного ориентира, морального авторитета. Ему не нужны ни Серафим Саровский, ни академик Лихачев, ни Федор Достоевский, он сам себе нравственный ориентир. Он судит обо всем и обо всех по себе, все, самое чистое и светлое низводит до собственного уровня. Он во всем видит отражение собственных страхов, комплексов, уродства. Ну и как после этого можно всерьез говорить о "величии нравственного закона внутри нас"?

Ну а раз нет в этой жизни ничего выше и чище обывательской душонки, то лгать, воровать, обманывать, ненавидеть, презирать, унижать - это все нормально. Главное, чтоб ради "правильного" дела. А случится грех - можно отстоять семь часов в очереди к поясу Богородицы и его замолить. Как говаривал граф Калиостро: "Пусть Бог прощает, это его забота."

Другие материалы рубрики
Из жизни00:05Сегодня
Сьюзи Гудолл

Гонка безумцев

Они мечтали обогнуть Землю и разбогатеть. Один сошел с ума, другой пошел ко дну
Бывший СССР00:03Сегодня
Александр Лукашенко

Займутся делом

Лукашенко выбьет деньги из безработных. Они заплатят больше за газ и воду