Грязным ботинком

Андрей Коняев об интеллектуальных развалюхах

Полицейская жестокость - вещь, к несчастью, для нас совершенно привычная, а недавнее потешное реформирование ведомства только усугубило ситуацию. Бритва Оккама типичного обывателя затупилась об этот вопрос окончательно: кажется, что, появись новость "В отделении полиции заключенных растили на еду", первой реакцией будет вопрос: "А где?" - но вовсе не подходящее в таком случае: "Да не может быть".

Возможно, поэтому новость о том, что полицейский во время разгона гражданского шествия 6 мая дал беременной женщине ногой в живот, не вызвала, например, у меня внутреннего сопротивления. "Да, такое могло произойти, - подсказывал мне внутренний голос, отвечающий за обобщение получаемой информации и синтез жизненного опыта. - Помнишь ведь, как того же 6 мая тащили по асфальту Катю, в которой килограммов 40 чистого веса, здоровые откормленные бугаи? Такие дела".

Потом, конечно, я посмотрел ролик с броским названием "Преступление, которое останется безнаказанным", и у меня застучала в висках ненависть. Все-таки есть что-то - какие-то рамки, даже мысленное пересечение которых вызывает чувство стойкого омерзения почти на биологическом уровне. Да, не по животу, но грязный полицейский сапог, пинающий девушку - это как раз за той самой границей, отделяющей человеческое от нечеловеческого. Чуть позже, когда страсти улеглись, полезли в голову, конечно, и другие, второстепенные мысли: девушка ли это, и с чего вдруг взяли, что беременная. Ни в полицию, ни к журналистам по поводу этого эпизода никто не обращался.

То есть не запредельное, но все-таки нарушение закона, проверкой которого вроде бы даже озаботилась прокуратура, хотя стоит ли рассчитывать на справедливое завершение этой истории.

Впрочем, ролик интересен не своим содержанием, а нешуточной драмой, которая разыгралась вокруг него. Одни отчаянно воюют с полицией: потому что не имеет значения, девушка или не девушка, главное, что сотрудник правоохранительных органов бьет человека ногой в пах. Ну, или не в пах, но все равно же бьет - и это явно лишнее, бессмысленное насилие. Их оппоненты утверждают, что раз парень, то нормально все - получил и получил. Да и не сильно его приложили, так, чтобы не рыпался и тащился легче.

Первым хочется напомнить, что факты - это штука не гибкая, а последним - пожелать словить ОМОНовский ботинок в пылу драки. И не для того, замечу, чтобы на своей шкуре поняли (от удара ботинком чего ж можно понять?), а просто так, из соображений вселенской гармонии.

Соль этой драмы, однако, в человеческой природе, в образе мысли типичного россиянина начала XXI века. Мы живем во время жестоких пороков, один из которых - повальное неумение признавать собственные ошибки. Часто ли мы слышим от молодых мам: хочу, чтобы сын у меня вырос умеющим признавать собственные ошибки? Скорее, нет, обычно - про творческую личность, большую зарплату или недюжинный интеллект. А способность признавать свои ошибки (то есть приобретенный в результате длительных тренировок навык) встречается в наших широтах гораздо реже способностей складывать из модных мелодий нестыдные песни или решать в уме дифференциальные уравнения в частных производных.

В большинстве случаев люди просто переоценивают себя - к этому сейчас и интернет, и телевизор располагают. С другой стороны, быть может, виновата и школа, где всякая ошибка наказывается (и не только оценкой), поэтому признание собственных ошибок оказывается если не вредным, то уж точно лишним навыком.

В обоих случаях трудность признания собственной неправоты связана с тем, что люди чудесным образом увязывают значимость собственного мнения и его истинность. При этом игнорируются совсем очевидные возражения. Скажем, значимость - свойство мнения, заведомо зависящее от времени. То, что было важно в декабре 2011 года, в мае 2012-го уже не имеет значения. В свою очередь, истинность мнения (то есть правильность, корректность) - вообще оксюморон. Мнение по определению является результатом субъективного анализа заведомо ограниченного круга фактов, доступных для понимания одному человеку или группе людей. И это хорошо, если человек что-то анализировал, а не просто открыл книжку и решил согласиться с автором. Да что там - банально игнорируется факт существования проблем, у которых не может быть верного решения просто в силу неоднозначности определения последнего.

История с этим роликом (как и сотни историй до нее) демонстрирует только одно: человек, уличенный в ошибке, неточности или даже мелкой оплошности, будет врать, юлить и оскорблять, но не признается в несовершенстве собственного мировоззрения.

Утрата способности признавать свои ошибки, скорее всего, приводит к серьезным последствиям для психики и устройства аналитического аппарата каждого конкретного спорщика. В его мозгу формируется сплав из ошибочных и верных утверждений, лжи и истины, добра и зла - шизофренически противоположных ипостасей, неразделимых в своем совершенном кафкианском союзе. Он, как яд, отравляет последующие мысли, действия и поступки человека, разъедает его логику, превращает в интеллектуальную развалюху.

И это свойство, поверьте, никак-никак не зависит от политических воззрений, социального статуса или должности: будь ты хоть дизайнер, хоть писатель, хоть мент, хоть президент.

А главное, что с каждым днем таких развалюх становится все больше и больше.

Другие материалы рубрики

Она съела кусок мяса — он ее убил

Маленькая Ника принесла родителям много денег. Ее лишили жизни за шашлык