В защиту ОМОНа

Ярослав Котышов о разгоне лагеря на Чистых прудах

"Немцы напали 22 июня в четыре утра, ОМОН - в пять утра. Вот она, разница во времени". Такое сообщение разошлось по твиттеру утром 16 мая, вскоре после разгона #ОккупайАбай - протестного лагеря на Чистых прудах. Полицейские задержали около двадцати человек, а место лагеря, говорят, обнесли заграждениями.

Я не проверял, но в наличие заграждений охотно верю. Это же вечная мечта российской власти - куда-нибудь убрать людей с их непонятной, неуместной активностью, а пустое место огородить забором. Без людей тихо, спокойно, хорошо. Только забор и асфальт. Везде бы так.

Протестующие, понятно, уходить не хотят. Хотят созывать ассамблеи, собирать деньги на выпуск листовок, бесплатно раздавать еду, показывать и смотреть документальные фильмы, носить белые ленточки и пускать мыльные пузыри. И мешает этому, по мнению многих активистов, почти исключительно ОМОН.

Между тем на протяжении последних дней накал в отношениях протестующих с ОМОНом постепенно спадал: от прямых столкновений 6 мая, безапелляционного винтилова 7-го и 8-го - и вплоть до того, что в итоге активистов полностью прекратили преследовать. Им даже позволили разбить лагерь, который за несколько дней стал одним из самых интересных мест в Москве. Чистые пруды - в прошлом (и, вероятно, в будущем) традиционное место сбора пьяниц и гопоты - превратились в центр безалкогольного досуга, активного отдыха, обучения, искусств.

И вот, в ночь на 16 мая туда снова явился ОМОН.

Действующую российскую власть в протестных кругах принято считать оккупационной - кажется, по этому вопросу левые, либералы и националисты пришли к полному консенсусу. Приятно поддаться соблазну и приравнять стычки с полицией и задержания к войне. Только на войне, я слышал, убивают, а полицейские на бульварах проводили свои задержания настолько мягко, насколько это вообще возможно. Когда во время "контрольной прогулки" с писателями кто-то из полиции взял громкоговоритель, никто не ожидал, что он попросит всего лишь внимательнее смотреть под ноги. Уровень доверия к охранникам правопорядка в последнее время можно измерить только отрицательными величинами. Как будто все уже забыли, насколько корректно полиция работала на зимних митингах.

Накануне Басманный суд Москвы обязал городские власти и УВД ликвидировать лагерь. Злой воинственный ОМОН бросился разгонять митингующих? Нет, лагерь спокойно жил обычной своей жизнью. Вечером собралась ассамблея, которая решила остаться до полудня 16 мая, то есть до того часа, после которого лагерь станет официально нелегальным.

Теперь представим, что вы - префект, высокий милицейский чин, кто угодно, в общем - начальство. Вы тайно (или, может быть, даже открыто) сочувствуете митингующим. Вы не хотите разгонять мирных граждан. Вы не хотите столкновений и уж точно не хотите жертв. Вы можете затянуть исполнение решения суда, но вы не можете не исполнить его вовсе.

Вы понимаете, что в полдень на Чистых соберется толпа. Туда приедут студенты и люди со свободным графиком работы. Приедут те, у кого отпуск, а кто-нибудь наверняка возьмет выходной. Приедут журналисты и их друзья. Приедут активисты с опытом уличных боев. У тысячи или двух тысяч граждан все равно нет шансов против ОМОНа, и лагерь все равно разгонят. Вопрос только - какой ценой.

Вы не хотите массовых задержаний. Вы не хотите делать с протестующими вообще ничего сверх того, что постановил сделать суд. Вы готовы позволить собраться гражданам снова на любой площади в центре Москвы по их выбору. Вы за протестующих, но вы уважаете суд и соблюдаете законы.

И вот вы, взвесив все за и против, отдаете приказ о разгоне лагеря в пять утра.

Через несколько часов в твиттере вас приравняют к фашистам.

Другие материалы рубрики
Из жизни00:05Сегодня
Сьюзи Гудолл

Гонка безумцев

Они мечтали обогнуть Землю и разбогатеть. Один сошел с ума, другой пошел ко дну
Бывший СССР00:03Сегодня
Александр Лукашенко

Займутся делом

Лукашенко выбьет деньги из безработных. Они заплатят больше за газ и воду