Учитесь врать красиво

Иван Давыдов об инструментах пропаганды

Посмотрел новости, и вот что. Испытываю жалость. Нет, на самом деле жалко журналистов с метровых каналов. Террористический вариант закона о митингах явно ведь не сработал. Кстати, приходилось слышать: ну, какой же он террористический? Не убивают же. Ну, друзья мои. Террор - это когда запугивают. А уж убивают при этом или нет - вопрос технологий. Людей новым законом запугивали, и пока во всяком случае, не очень успешно: в Москве народу на митинг пришло, пожалуй, даже больше, чем бывало зимой.

И вот теперь тележурналисты вынуждены объявлять бывшее не бывшим, ссылаться на сводки МВД, натужно рассуждать о спаде протестных настроений. Звучит это довольно жалко, и журналистов, соответственно, жалко тоже. Возникает желание как-то помочь коллегам.

А ведь все так просто. В наше-то медийное время, когда событие - это в первую очередь его интерпретация. Глупость и беспомощность - отрицать очевидное, да и зачем, если очевидное можно просто приручить?

Всякий, кому приходилось бывать в большой толпе, да вот хоть бы на футбольном стадионе в день какого-нибудь значимого дерби, согласится: как бы слаженно ни скандировались речевки, если вы их не знаете - деталей все равно не расслышите. Звук искажается, в голову лезет черт знает что. Нужен толкователь, знакомый с текстами, чтобы объяснить, что именно толпа скандирует.

Так вот, мне кажется странным, что государственные телеканалы не пользуются этой особенностью человеческого слуха. Врать снаружи, противостоять зрению - провальная стратегия. Куда интереснее врать изнутри. Надеюсь, совсем уже скоро мы увидим по телевизору вместо коротких стыдливых сюжетов полноценные трансляции.

Вы только представьте себе: солнце, толпа народу. Все, как утверждают профильные интернет-издания, симпатичные, все улыбаются. И достаточно всего лишь, не концентрируясь на транспарантах, правильно разъяснить телезрителю смысл кричалок, чтобы шествие оппозиции превратилось в запутинский митинг, да с таким еще накалом страсти, какой провинциальным постановщикам с "Уралвагонзавода" в эротическом сне не приснится.

Толпа кричит, допустим, неразборчиво: "Путин! Лыжи! Магадан!" А диктор восхищается, пуская слезу: "Сколько искренней, несколько даже наивной любви в этих словах, родившихся в самом сердце народном: Путин! Лучший! Да-да-да!"

"Россия будет свободной!" - ревут митингующие. "Да, - соглашается диктор, - это лозунг проверенный, со знаком качества, памятный еще по кампании 1999 года - Россия! Путин! Свобода!"

"Хватит кормить Кавказ!" - скандирует колонна националистов. "А вот и бюджетники, - радуется диктор, - Хвалим, кормилец наш! - какие простые, и какие точные слова!"

"Путин - президент Кавказа!" - продолжают правые, размахивая имперками. "А это, кажется, представители кавказской диаспоры, - предполагает диктор. - Со свойственной им прямотой пытаются они подчеркнуть особую связь свою с любимым президентом, и кто решится их осудить?"

И наконец, когда над протестующими несется самое популярное - "Путин - вор!" - диктор, сглатывая от волнения слюну, бормочет: "Нет, я, разумеется, не спорю, раз народ говорит, значит, так оно и есть, но это, может быть, все-таки уже слишком. Путин - бог!"

Так изящным движением ума митинг протеста превращается в элегантную демонстрацию сторонников действующей власти. Телезрители довольны, начальство спокойно, и главное - врать откровенно не надо, пытаясь превратить многотысячную акцию в жиденький пикет каких-то там маргиналов.

Другие материалы рубрики