Принуждение к последовательности

Иван Давыдов о борьбе с наркоманами

Попробуйте представить себе что-нибудь мерзкое. Знаете что? Кого, вернее, хотя тут многие поспорят. Много развелось любителей поспорить на этот счет. А может, и не развелось. Может, и всегда они были. Так вот. Попробуйте представить себе наркомана. Мерзкого удолбанного наркомана, только что уколовшегося героином. Такого, каким рисуют его нам добровольные и нанятые борцы с этой страшной заразой в газетах, по телевизору, в блогах. Такого, каким некоторым, к несчастью, и в самом деле видеть его доводилось. Мне доводилось, например, мне не повезло.

Да и вообще, страшная зараза. Кто ж спорит.

Итак - вот он, глаза его красны и бессмысленны, он только мычит невнятное что-то, изо рта его неэстетично течет слюна, к тому же, судя по запаху и пятнам на брюках, он обделался. Он думает только о следующей дозе - тогда, когда может, конечно, хоть о чем-то думать; он заставляет страдать близких, и никакой не приносит пользы, кроме вреда. Гнусный, в общем, тип, и картина получается гнусная.

А теперь представьте, что у этого вот существа есть права. Такие же, как у нас с вами. Нет, на самом деле, конечно, гораздо проще представить обратное. Гораздо проще представить, что мы с вами, здоровые относительно и законопослушные сравнительно, и уж точно гораздо более симпатичные, - ну, под себя, по крайней мере, не гадим, - имеем больше прав, чем этот мерзкий тип. И лучше него знаем, как ему его никчемной жизнью распорядиться. Или, если сами не знаем, то убеждены: есть ведь специалисты, которых в юности еще на районе научили бить по почкам так, чтобы следов не оставалось, которые владеют секретом излечения от героиновой зависимости при помощи гречневой каши с луком, - вот пусть они его смрадную жизнь от мерзости очистят.

Не хуже прочих, кстати, позиция. И придерживаться ее несложно. И аргументы в защиту подбирать. Многие хорошие люди придерживаются.

Но тут есть нюанс. Мысль - штука подлая, поскольку, будучи высказанной, требует последовательного развития. И вот если вы будете последовательными, вы придете к одному простому соображению.

Если вы защищаете изложенную выше позицию, вы должны мириться и с тем, что господа полицейские могут отметелить вас дубинками просто так. За дерзкий взгляд и неоправданно громкие речи. А господа чиновники с полным правом могут вытирать о вас ноги, вымогать у вас взятки, перераспределять ваши голоса на выборах в соответствии с исторической необходимостью и так далее.

Допуская произвол в отношении самого неприятного типа, вы даете добро на произвол в отношении себя. Предполагая, что некоторые люди, в силу порочности, например, собственных привычек, чуть менее равны, чем другие, вы создаете возможность и вас посчитать при необходимости чуть менее равным. Это ведь так несложно, особенно если у ведущего подсчеты дубинка в руках, а у вас нет.

И не думайте, что эта возможность иллюзорна. Каждый человек хоть кому-нибудь, да не нравится. Мужчины, женщины, дети. Евреи, геи, собаководы. Русские, американцы, таджики. Сантехники, рыжие, очкастые. Толстые, худые, глупые, умные.

Вот я, на что уж, мне кажется, милый человек, а не менее пяти писем в неделю получаю от благодарных читателей и просто неравнодушных граждан, в которых благодарные читатели и просто неравнодушные граждане называют меня "жирным ублюдком" и желают скорой, однако мучительной смерти.

И таким образом, можно не апеллировать к ценностям эфемерным и описанию поддающимся умеренно - вроде справедливости или, там, морали. Можно, руководствуясь прагматическими исключительно мыслями о самосохранении, убедить себя, что у человека, оказавшегося на самом дне, есть права. Такие же, как у вас, и такие же, как у меня.

И, кстати, в завершение, скажу: существуют люди, которые искренне думают, что полицейским положено калечить прохожих, а чиновникам - в рыло плевать зарвавшемуся смерду. Их не так уж мало, и не все они - полицейские либо чиновники. Просто порядок они представляют себе именно так или верят, что до них не долетит плевок, тем более дубинка. Позиция как позиция, но если вы придерживаетесь именно такой, - имейте смелость в этом признаваться, а не прикрывайтесь желанием спасти изгоев. Общество от изгоев. Мир от маковой чумы и так далее.

Последовательным быть нелегко, иногда неприятно, но всегда полезно.

Другие материалы рубрики