Есть такое озеро

Петр Бологов о профилактике катастроф

Наводнение в Краснодарском крае, унесшее жизни более 170 человек, породило закономерные вопросы: имел ли место человеческий фактор и какова степень вины, лежащей на ответственных лицах. Лицах, которые могли, но не сумели (не захотели, не успели) предотвратить катастрофу. Очевидно, что будет проведено расследование, что, возможно, будут найдены виновные и что они даже будут наказаны. Но погибших людей это не вернет.

Наряду с тем, что произошло в Крымске, про который, согласитесь, до этих злополучных выходных мало кто слышал и где ничего не предвещало трагедии, существуют ситуации, когда катастрофа является лишь вопросом времени. И когда люди, которые могут ее предотвратить, тоже известны. И когда тот факт, что они игнорируют потенциальную опасность, тоже лежит на поверхности. И когда последствия катастрофы, по прогнозам, не будут иметь себе равных в истории.

Нет, речь идет не об опасности ядерной войны, внезапного таяния ледников, исчерпания природных ресурсов или тотального загрязнения окружающей среды. В конце концов, за это ответственны в той или иной степени все жители планеты. Я же говорю о случае, когда никто не виноват в том, что дела обстоят именно так, как обстоят, но есть люди, в силах которых предотвратить катастрофу.

Сарезское водохранилище в Таджикистане образовалось не по человеческой воле: после сильного землетрясения в феврале 1911 года гигантский оползень объемом 2,2 кубических километра похоронил под собой кишлак Усой и перегородил реки Мургаб и Шадау-Дарья. За мгновения здесь выросла полукилометровая плотина, выше которой образовалось озеро. Технические характеристики объекта: длина - 55,8 километра, площадь - 80 квадратных километров, максимальная глубина - 505 метров, объем воды - 17 кубических километров. Причем, согласно первым исследованиям, в 1913 году максимальная глубина озера составляла 280 метров, а длина - 30 километров. То есть озеро за один век ощутимо увеличилось.

О том, что плотина - так называемый Усойский завал - потихоньку сочится, то есть пропускает воду, впервые всерьез заговорили в шестидесятых годах прошлого века. С одной стороны, это не может не радовать - должна же вода находить себе выход, с другой - она вымывает грунт из плотины, что приводит к ее постепенному проседанию. И если завал просядет настолько, что уже не сможет выдерживать напор воды, то весь ее объем, а это почти месячный сток Волги в Каспийское море, вырвется в русло Пянджа, затем Амударьи - и дойдет до остатков Аральского моря.

По пути поток смоет десятки городов (Ургенч, Нукус, Термез, Туркменабад и другие), разрушит все коммуникации, приведет к гибели сотен тысяч, а возможно, и нескольких миллионов человек. Это уже не говоря о том, что перестанет существовать как таковая граница между Таджикистаном и Узбекистаном - с одной стороны и Афганистаном - с другой. И так не самый благополучный регион мира столкнется с гуманитарной катастрофой, значительно превосходящей по своим масштабам цунами 2004 года.

И это еще не все. На одном из горных склонов над озером образовался огромный неустойчивый массив грунта - при обрушении в водохранилище он вызовет волну, которая смоет Усойский завал. Надо учитывать, что Сарез располагается в сейсмически опасной зоне - обрушение массива или самой плотины может вызвать сильное землетрясение, предсказывать которые со стопроцентной точностью человечество еще не научилось.

Ученые, занимающиеся проблемой Сарезского озера, почти единогласно признают, что ситуация сложилась не самая благоприятная, но если одни не склонны драматизировать ситуацию, то другие прямо-таки бьют в набат. В 2003 году инженер-геофизик Леонид Папырин, долгие годы изучавший Сарез, опубликовал статью, в которой спрогнозировал, что "Сарезская катастрофа неизбежна". В свою очередь, таджикский ученый, сейсмолог Сабит Негматуллаев назвал это "заявлением некомпетентного человека".

Оставим ученым их споры - в принципе, даже оптимисты из их числа признают, что с озером надо что-то делать. И чем быстрее, тем лучше. Что-то, конечно, уже делается: в 2000 году под патронажем Всемирного банка был запущен международный проект "Сарезское озеро - проект по снижению риска (LSRMP)"; были проведены три конференции, посвященные этому вопросу; вокруг озера создана система раннего оповещения и мониторинга.

Только вот достаточно ли этого, чтобы предотвратить гибель людей? Заинтересованными сторонами в данном вопросе являются Таджикистан, Узбекистан, Туркмения и Афганистан. От последнего, пребывающего последние 30 лет в состоянии гражданской войны, требовать активного вмешательства - наивно, но вот Ашхабаду, Душанбе и Ташкенту договориться хоть по этому вопросу давно следовало бы - в одиночку таджики с озером не справятся. Однако пребывающие в состоянии тихой междоусобицы бывшие советские республики предпочитают лаяться из-за сиюминутных выгод и великодержавных амбиций, нежели совместно решать действительно важные вопросы. Такая недальновидность трудно объяснима, учитывая, что регион уже пережил одну глобальную катастрофу - смерть Аральского моря.

Другие материалы рубрики