Олимпиада и немного ада

Злата Николаева о русских и британских волонтерах

"Давай посмотрим на карте улицу, которую ты ищешь, - говорит мне чернокожий парень в фиолетовой футболке и достает из кармана айфон. - Смотри-ка, у нас одинаковые телефоны, только у тебя черный, а у меня белый. Ха-ха, это мило, учитывая, что я черный, а ты белая". Неполиткорректно отсмеявшись, парень за три секунды находит нужный мне дом и показывает: иди туда, потом поворачивай налево, и через два квартала ты на месте. Have a nice day.

Люди всех возрастов в фиолетовых футболках с символикой олимпиады и бейджами - одна из отличительных черт летнего Лондона-2012. Это волонтеры, вызвавшиеся помогать с организацией олимпиады "за просто так". Отбор волонтеров для работы во время олимпийских и паралимпийских игр британцы начали в 2010 году: организаторы обработали 240 тысяч заявок и провели 100 тысяч интервью с добровольцами. В итоге выбрали 70 тысяч человек от 16 лет и до бесконечности: пожилые чинные тетушки с растрепанными седыми стрижками среди волонтеров в эти дни встречаются не так уж редко.

Вся эта бесчисленная рать была занята по самым разным направлениям: кто-то помогал в организации шоу и инфраструктуры олимпийских объектов, кто-то работал на стойках информации по всему городу. В день открытия Олимпиады, рассредоточившись по территории вокруг стадиона в Стратфорде, волонтеры направляли людские потоки: определяя гостей по бейджикам (у владельцев билетов на разные трибуны и разной стоимости различались цвета бейджей), они жестами показывали, в какую сторону надо двигаться дальше - и это позволяло не замедлять шаг и не создавать заторов. Кто-то вовсе занимался тем, что громко приветствовал гостей. "Мы рады видеть вас на этом празднике", "Желаем вам приятного вечера" - неблагодарный труд.

Наблюдая трудовой подвиг британцев, вспоминаешь российских волонтеров, которые несколько недель назад после наводнения, разрушившего часть Крымска, собрались и поехали помогать кто чем - раскапывать завалы, вывозить мусор, раздавать гуманитарную помощь и восстанавливать побитое волной имущество. Героизм этих людей, работающих подчас в нечеловеческих условиях, от опыта британских коллег, конечно же, отличается. Но не только масштабами тягот и лишений.

Русским людям принято приписывать загадочность души, радушие и гостеприимство. Но если представить себе международное мероприятие уровня лондонской олимпиады, на улицах Москвы, Петербурга или даже Сочи, вряд ли в нем найдется место мощному волонтерскому движению. Это обусловлено, во-первых, экономическими и географическими факторами - в том же Сочи (а волонтерское олимпийское движение в России тоже существует) просто людей, готовых взять отгулы на время олимпиады, не хватит, а привозить их из других точек необъятной родины накладно. Проще сотрудников за деньги нанять. Во-вторых, и в сказке не вообразишь москвича или сочинца, не задействованного в олимпиаде, который, вместо того чтобы сесть в машину и уехать на время мероприятия куда подальше, пойдет записываться в добровольцы. Нет никакого гостеприимства: мы не любим толпы иностранцев, пробки и все, что вносит сумятицу в нашу и без того полную бед и невзгод жизнь, будь то танки на Тверской перед 9 мая или Евровидение.

Будем честными, британцы все это тоже не любят: за полгода до олимпиады большинство моих лондонских друзей превратились в старых ворчунов, проклинающих толпы людей, задержки транспорта и очереди в магазинах; профсоюзы бастовали, и все готовились к бедствию. Однако именно это (а еще - престижность события) заставило многих облачиться в фиолетовые футболки: мы должны показать, что умеем принимать гостей, и уж если грядут тяжелые деньки, сообща поможем минимизировать трудности и сохраним город. Он у нас один такой, а олимпиада не каждый день проходит. К тому же это весело.

Веселье не свойственно носителям загадочных русских душ. Как и гостеприимство - "кто к нам с мечом", "незваный гость хуже татарина", ну, вы помните. Наш человек умеет сострадать и протягивать руку помощи. Сплотиться вокруг чужой беды и последнюю рубашку отдать. Но не встречать гостей и шутить с ними неполиткорректные, но чертовски дружелюбные шутки. Не веселиться. Потому что Россия для грустных.

Другие материалы рубрики
Культура01:39Сегодня
Эдуард Успенский

Не тратил время зря

Он придумал Гену, Чебурашку и кота Матроскина: каким запомнят Эдуарда Успенского