В поисках нужного слова

Андрей Козенко о честных выборах

В декабре 2011 года наступило всеобщее прозрение: выборы были нечестными. Октябрь 2012 года заставил сомневаться: сохранился ли вообще институт выборов.

На первый взгляд, октябрьские региональные и муниципальные кампании были похожи на игру в наперстки на привокзальной площади небольшого курортного города. Ты честный, немного наивный человек. Подозреваешь, что тебя могут обмануть, поэтому приводишь с собой еще пятерых таких же наивных и честных. Они во все глаза следят за наперсточником и возмущаются, когда замечают, что тот зажал шарик между пальцами и вбросил его совсем не в тот наперсток, на который указал играющий. Результат игры известен? Да. Можно громко кричать, что тебя обманули. Можно до хрипоты доказывать, что игра была нечестной. Можно позвать полицию. Только вот тебя же в нее и заберут. За нарушение общественного порядка.

Это сравнение работает, если мы считаем, что выборы были нечестными. Оснований предполагать - сотни. Десятки жалоб из каждого региона по линии ассоциации "Голос". Проигравшие кандидаты в губернаторы (особенно коммунисты) собираются судиться. В штабах оппозиционных партий взахлеб рассказывают истории про унижение наблюдателей. За прошедшее с декабря прошлого года время власть окончательно сформировала о них мнение: наблюдатели - скандалисты и провокаторы, мешающие "нормально работать".

В Химках на одном из участков удалили вообще всех наблюдателей - без них спокойнее. В Саратове полицейские оформляли особо требовательных по статье 19.3 КоАП - за сопротивление все тем же полицейским, которых наблюдатели и вызвали. "Карусельщики" никуда не исчезли, просто ездили не на автобусах, а на автомобилях - чтобы привлекать меньше внимания. В Саратове опять же: едва ли не единственный (и всеми оппозиционными участниками выборов признанный заказным) социологический опрос давал "Единой России" 53 процента на выборах в областную думу. Однако в итоге партия получила рекордные в истории региона 78 процентов. Что вынуждает думать: чем больше "Единую Россию" не любят, тем яростнее за нее голосуют.

Гораздо страшнее предполагать другое. Что выборы на самом деле были честными, а нарушения - незначительными и особо не повлиявшими на результат. Выборы - плановое системное мероприятие. Энергозатратное для организаторов, надо признать. И поэтому отныне оно будет проходить не дважды в год, а единожды.

Первая задача этого мероприятия - создать иллюзию, что в отдельно взятом городе (или области) ничего не происходит. К минимуму агитацию, к минимуму наружную рекламу. Ни намека на то, что действующий губернатор или депутат - такой же кандидат, как и все остальные. Не такой же. Он, в отличие от остальных, при исполнении. Это вам не Украина, где в начале лета 2012-го (выборы в Верховную Раду пройдут только 28 октября) предвыборной рекламы было больше, чем рекламы вот-вот стартующего Евро-2012.

Вторая задача: никаких призывов "Все на выборы!", "Выбери губернатора сам!", "Твой голос решает!" Не решает. Не лезьте - это не ваша игра и не для вас придумана. Вы только мешаете.

И все. Явка на выборах разного уровня составила от нелепых 11 процентов (во Владивостоке) до 35-45 (в целом по стране). Этого вполне достаточно для того, чтобы не фальсифицировать результаты масштабно, а так, чисто технически корректировать результат. Ну, где-то за руку поймают; где-то до смешного дойдет - проголосовал человек на своем участке за "РПР-Парнас", а в итоговом протоколе за эту партию - ноль голосов. Но в принципе - работает. Единственный сбой случился в Брянске, когда будущий победитель Денин временно выбыл из гонки; это исключение, подтверждающее правило.

В Биробиджане без вести пропал кандидат в гордуму от "Справедливой России" Иван Казаков. С 6 октября о нем ничего не слышали. Может быть, с Казаковым случилось несчастье, а может быть, он просто лег на дно или уехал куда-то. Но на выборах 14-го Иван Казаков получил свои 10 процентов голосов. Если ты - часть системы, то будь добр исполнить долг перед ней, что бы с тобой ни произошло. Система жива и здравствует. Лодка плывет, попытки ее раскачать признаны смешными.

Еще забавно: явка в тех регионах, где прошли первые возвращенные выборы губернаторов, примерно соответствует той явке, которая была перед отменой прямых выборов. Все те же 40 с хвостиками процентов, только в Белгородской области побольше. В 2002-2003 годах граждане уже знали, что не губернатор все решает. И даже как его фамилия - не очень важно. Что тогда, что сейчас имеет значение фамилия только одного политика. Остальные - так, выразители его мнения.

Непарламентская оппозиция попробовала сыграть по правилам системы. Евгения Чирикова набрала в Химках больше 20 процентов голосов при 27-процентной явке. И это единственный результат, похожий на достойный. Владимир Рыжков исключительно на личном обаянии в родном Барнауле сумел втащить одного представителя "РПР-Парнаса" в городскую думу. В чужом для этой партии Саратове "РПР-Парнас" была разгромлена - 0,57 процента голосов и кулуарные разговоры: "Слишком дерзко агитировали - вот и получайте".

Непарламентской оппозиции в октябре было ясно сказано: вы здесь чужие.

Куда логичнее в системе выглядят новообразованные "Коммунисты России" - идеальный спойлер, который на любых выборах отщипнет процент-другой у КПРФ. Или "Яблоко", торжественно проходящее в гордуму Первоуральска, притом что в тамошнем списке у них - сплошь сторонники "Единой России". Такие нужны, их и дальше не забудут.

Эти выборы состоялись? Да. Эти выборы были конкурентными? Нет. Были честными? Едва ли. Что-то изменили в политических раскладах страны? Нет. По совокупности факторов это вообще можно было назвать словом "выборы"? Не думаю. Не уверен. Нужно какой-то другой термин вводить.

Другие материалы рубрики
Россия00:0021 апреля

«Многие пожалели о своем решении»

Русские уезжали в Америку и пытались стать элитой. Получилось не у всех