Филиалы ада, филиалы рая

О больших начальниках, которым мешают «мелкие твари»

Многих моих коллег очень возмутило высказывание депутата Исаева в твиттере по поводу статьи в «Московском комсомольце». Пьеса содержала в себе два искрометных действия. Сначала Андрей Исаев написал: «Мерзавцы, сделавшие это, должны знать: тут точно не забудем, не простим!»

Собственно, на этом представление можно было бы и закончить. Мы уже убедились, что они ничего не забывают и не прощают. Смутно помню, что близкий Исаеву деятель Константин Рыков вообще не так давно обещал в своем твиттере берданку брать и живых людей на улице делать мертвыми по политическим мотивам. Не нравятся ему некоторые личности, портят обстановку, а он нервный, на длинные дистанции не рассчитан, хочет сразу наладить благодать. Тем более, берданкой это делается, на первый взгляд, легче, чем социальными и политическими реформами.

Да что там Рыков, сам президентский пресс-секретарь хочет размазать печень некоторых граждан по асфальту. То есть президент, по его мнению, вступив на пост, заботу об иных гражданах взял, а от других отказался, потому что они плохие мальчики и девочки. Их горшок, игрушки и печень законами не прикрыты.

Или вот Астахов тоже недавно выстрелил коротко, когда народ начал собирать подписи за его отставку. Мол, кто против меня, те все как один педофилы. К формулировке, в сущности, трудно придраться. Я плохо себе представляю, как я буду доказывать обратное. У кого попросить справку, что я не педофил, а порядочная женщина-мать? Вдруг днем я женщина-мать, а ночами тихонько педофилю в притонах Сан-Франциско?

Твиттер, как берданка Рыкова, годится только для коротких выстрелов в голову — длинно не выскажешься, приходится формулировать голую суть. Стряхнул наболевшее, комочек слепил и выложил. Но иногда упало так много, что одной кучкой не отделаешься, поэтому второе действие миниатюры Исаева оказалось гораздо более драматичным, как и положено в театре: «Мелкие твари — расслабьтесь, вы нам безразличны. А вот конкретный редактор и автор ответят жестко».

Журналистское сообщество, как водится, очень сразу заинтересовалось редактором и автором «Московского комсомольца». Разворачивается большой скандал — Исаев не раз пожалеет, что он не остановился после антракта. Павел Гусев, уверена, сумеет себя защитить.

Я тут о «мелких тварях». Депутат, конечно, уже включил заднюю скорость, и объяснил, что не имел в виду граждан России. Очевидно, зарубежные неведомые силы его достали в твиттере на чистом русском языке. Конечно, нет. Именно подведомственный народ он нахлобучил тварью. Я же говорю, нервные они. А все почему?

Не надо удивляться, откуда все это поперло, и почему нарушена вся суть руководства страной. Просто «мелкие твари», как известно, депутатов у нас издревле не выбирают, и каждому депутату или чиновнику это хорошо известно. В сущности, все, что вы тут пищите в интернете возмущенно, никак не повлияет на его судьбу — он не от ваших маленьких ручонок зависит, а вовсе от больших лап, которые поместили его в такое уютное, теплое, хлебное место. За которое стоит бороться — и при мысли, что отнимут, рассудок мутнеет и заставляет голосовать за все подряд и делать что угодно.

Место действительно потрясающее, если судить хотя бы по их одежкам и по тому, какие реалии собственной жизни они обсуждают за кулисами ток-шоу. Я наблюдала не раз. А однажды просто обалдела абсолютно по-женски, когда увидела у одной дамы из Думы знаменитую на весь мир сумку стоимостью многие тысячи евро. Я даже не позавидовала (позавидовать можно сумке за 500 европейских рублей), а тут… Тут, что уж… Замерла как в музее и только спросила: «Настоящая?» Депутатша пожала плечами возмущенно: «Как вы могли подумать, что у меня фальшивка!»

Через пять минут она говорила в студии, как успешно в стране год за годом, месяц за месяцем налаживается здравоохранение — она в Думе именно этим занималась. И в больницах уже так хорошо, что люди оттуда выписываться не хотят.

Пока мы все, на разном уровне, но в целом сытые и здоровые, говорили и слушали чушь, сумочка знаменитой на весь мир марки в исполнении из крокодиловой кожи, одиноко скучала в гримерке. И я точно знаю: в это же время, вне поля зрения депутатов и журналистов, среди грязных казенных стен на продавленном матрасе умерла одинокая старушка, которую на последней стадии рака обезболивали анальгином. Еще два месяца назад она платила за квартиру, потом прикидывала, хватит ли ей картошки до конца месяца и стыдливо взвешивала в супермаркете одно яблоко. А теперь, вот уже несколько дней, она кричала, кричала, кричала, всем мешала в филиале ада, которое по ошибке назвали районной больницей, а потом затихла. Никому не мешает теперь, мелкая тварь.

Россия00:0115 августа
Анна Павликова

«Будут и дальше сажать детей»

Полицейские провокаторы создали кружок экстремистов. Пострадают подростки
Россия21:0115 августа

Игры победителей

В Москве прошла мини-олимпиада для детей, преодолевших тяжелые заболевания