Разбитое сердце роя

О захватывающей бессмысленности Starcraft 2: Heart of the Swarm

Starcraft — великая игра. Любое дополнение к ней, любое продолжение просто не может быть плохим или неинтересным. Очередное новое название в серии, где друг друга шинкуют в капусту люди-терраны, монстры-зерги и религиозные фанатики-протоссы, неминуемо соберет миллионы поклонников и покупателей.

Первый Starcraft, вышедший в конце девяностых, к июлю 2012 года разошелся, по данным Blizzard и NPD, тиражом почти в 10 миллионов экземпляров. Продажи предпоследней игры в серии, Starcraft 2: Wings of Liberty, за месяц составили три миллиона экземпляров, причем миллион из них Blizzard продала в первый же день. За запуском свежего дополнения — Starcraft 2: Heart of the Swarm — 12 марта в прямом эфире наблюдали 1,1 миллиона игроков. Надо думать, оно поставит очередные рекорды продаж.

Главным персонажем дополнения стала Сара Керриган, возлюбленная Джима Рейнора, альтер-эго игрока в предыдущей части Starcraft 2. Она решает отомстить за погибшего (на самом деле нет) Джима, превращается для этого в чудище и собирает зергов для нападения на самого злого злодея, Арктура Менгска.

Разработка Heart of the Swarm началась в 2010 году, незадолго до того как вышла Wings of Liberty, где предлагалось играть за терранов. Прошло три года — и выход HotS породил парадокс.

Полноценное дополнение обязано серьезно отличаться от предшественника, но многопользовательский режим переизобрести невозможно. Поэтому его оптимизировали, добавив кое-какие боевые единицы и возможности, но в целом не тронули. Осталась однопользовательская кампания (в материалах Blizzard ее назвали «эпической»), рассказывающая очередную часть истории. И вот она оказалась на удивление слабой по сравнению с началом Starcraft 2.

Во-первых, она гораздо короче. В Wings of Liberty, где предлагалось играть за терранов, было 29 миссий. Из них за раз можно было пройти 26. В Heart of the Swarm формально 27 заданий, но на деле семь из них — мини-миссии, где геймеру дают пару минут покрошить всех врагов экспериментальными чудищами.

Во-вторых, она похожа на интерактивный фильм, в котором игроку иногда позволяют передвинуть персонажа в ключевую точку и посмотреть очередной мультик или послушать положенный по сценарию диалог. Двадцать сюжетных заданий проходятся часов за 8-10 и оставляют впечатление картонной недосказанности. Хорошие остаются хорошими, умершие герои оживают, силы тьмы либо погибают, либо ждут, когда за ними придут силы добра с чудовищными кулаками.

В-третьих, возникает ощущение, что из однопользовательского режима вырезали минимум пару-тройку заданий. Несколько раз Керриган, собирающая рой на борьбу с Менгском, телепатически приказывает новым подчиненным захватить ту или иную планету. Нам даже показывают, как это происходит — и по уму, захватить-то их должны были бы мы, но до одури прямой сюжет не позволяет отвлечься от главной цели.

Наконец, в-четвертых, однопользовательская кампания не содержит ни одной (ни одной!) миссии, где велась бы честная или похожая на честную борьба с компьютером. То есть, с традиционной постройкой своей базы и разрушением молодой, динамично развивающейся вражеской.

Самое интересное, что вся убогость сюжета не делает игру хуже. Она по-прежнему заставляет просиживать часы и дни за компьютером, но, конечно, в многопользовательском режиме. Он прекрасен во всех отношениях: от базового обучения и тренировок с искусственным интеллектом до вечной битвы с другими игроками.

Это настоящее. В мало меняющийся многопользовательский режим будут играть и в продолжении под названием Legacy of the Void, где главным героем станет протосс Зератул, и во всех остальных — если будут — частях Starcraft.

Мы и раньше подозревали, что сюжетная линия в Starcraft существует в основном для красоты. Но именно Heart of the Swarm заставляет признать — сюжет вовсе не нужен. Он лишь позволяет отличать одно дополнение от другого.

Игра же остается прежней.

Наука и техника12:1918 декабря

«Они могут собрать стадионы!»

Подростки зарабатывают миллионы, играя в компьютерные игры. Теперь это спорт