Помповый механизм добра

Как помочь инсулинозависимым детям

На днях «Интерфакс» вышел с заголовком «Новосибирская область впервые закупит инсулиновые помпы для детей, больных сахарным диабетом». Это удивительная новость, за которой стоит важнейшая история. Просто не все осознают ее важность. Наберитесь терпения. Я вам сейчас расскажу.

По данным ВОЗ, сахарным диабетом болеют примерно 350 миллионов человек (на деле эта цифра раза в полтора больше). Примерно у каждого десятого из них — диабет первого типа, при котором поджелудочная железа перестает вырабатывать инсулин.

Такой диабет называют инсулинозависимым, потому что без уколов инсулина человек может впасть в кому, а при плохой терапии — ослепнуть, посадить почки и разрушить сосуды. Диабет первого типа обычно выявляется у детей. Поэтому его еще называют детским. Всего в России как минимум 300 тысяч больных сахарным диабетом первого типа — и они колют себе инсулин.

Вкалывать инсулин не больно, но неприятно. В нашей стране 99 процентов диабетиков пользуются при уколах шприцами или шприц-ручками. У немногих счастливчиков есть дорогие — как два макбука — электронные устройства, которые безболезненно вводят инсулин по катетеру и снижают риск передозировки до минимума. Эти устройства и называются инсулиновыми помпами.

Ежегодно детям в Новосибирской области будут дарить 30 помп. Без дураков — очень нужное и правильное дело. Родители, думаю, бесконечно благодарны за такой подарок. Не каждый может выложить сто тысяч рублей за аппарат.

Но есть детали, которые уменьшают радость от бесплатной раздачи. По очень грубым подсчетам, в России на каждые три тысячи человек приходится один ребенок, больной сахарным диабетом первого типа. Например, в Калининграде 150 таких детей. В других районах области — не менее 140.

Чувствуете, куда я веду? В Новосибирской области живет около 2,7 миллиона человек. Это 800-900 детей, больных сахарным диабетом. Они по пять-шесть раз в день колют себе инсулин. Каждый год 30 счастливчиков будут получать помпы. Чтобы всех обеспечить, надо лет тридцать. Но их ни у кого не будет, потому что программа, в рамках которой закупаются помпы, завершается в 2015 году. Еще раз: то, что хотя бы 30 детей получат помпы, невероятно круто. Но 30 человек недостаточно. Никак.

У нас помпа — огромная редкость. В 2011-м объем российского рынка помп оценивался примерно в две тысячи единиц. В США число пациентов, купивших помпу, еще в 2002 году перевалило за 150 тысяч. В Германии их десятки тысяч. Отчего их так мало? Оттого, что помпа, в отличие от шприц-ручки, дорогая в обслуживании штука. Если все делать по правилам, то ежемесячно на канюли, контейнеры и прочие нужные вещи может уходить тысяч десять рублей.

С этим столкнулись во Владимирской области. Там 300 инсулинозависимых детей, благотворительные фонды собрали деньги для 30 человек. Но одной маме, которая получает всего семь тысяч рублей в месяц, пришлось сдать помпу обратно. В Новосибирской области легко может повториться владимирская ситуация. Дело обстоит просто: если ты берешь на себя ответственность за детей с диабетом, иди до конца.

За многими проходными сообщениями прячется удивительная история. Например, о том, что одноразового добра не бывает. Нельзя бросать начатое. Нельзя не подталкивать ежедневно машину добрых дел. И уж конечно, нельзя, не разобравшись в вопросе, сообщать, что «все новосибирские дети-диабетики не будут зависеть от уколов инсулина».

Нельзя — и все.

Россия02:51 9 декабря

«Я понимала, что меня арестуют»

Она чувствовала зло и боролась с ним всю жизнь. Умерла Людмила Алексеева