Национальный костюм

Глава из несуществующей энциклопедии русской жизни

Иногда я думаю, что пора браться за энциклопедию современной русскости. Потому что некоторые явления нашей с вами жизни так и просятся на страницы познавательной книги.

Первая глава, которую бы я подготовила для энциклопедии о жизни в современной России, рассказывала бы читателям о самом важном — о главных и особенно заметных признаках русскости. И конечно, в этой главе не было бы ни слова о красной икре, четырехстопном ямбе, пушистых медведях, езде в санях к цыганам, шампанском и растопленной балалайками бане с дубовыми вениками. Я бы написала о носках и сандалиях как непостижимом феномене, традиционном явлении современности, столь же абсурдном и неуместном сочетании, как макароны с хлебом.

Никто уже не помнит, кто это придумал (хотя есть версия, что во всем виноваты римляне) — и кто был первым мужчиной, надевшим поверх носков сандалии. Ясно одно: это был удивительный человек, ведь именно он создал уникальный собирательный образ русского мужика, который харкает себе под ноги, разгадывает кроссворды, покупает домой хлеб и кильку и любит поговорить за жизнь со своими приятелями или незнакомыми людьми в троллейбусе.

Он говорит, что носить носки с сандалиями ему удобно: и ноги не потеют, и песок к пальцам не прилипает. Так-то оно так, ведь удобство и комфорт — залог хорошего самочувствия мужчины. В жизни вообще много всего удобного: вот, например, очень удобно вытирать испачканные той самой килькой руки об штаны, или разгуливать по городу в спортивном костюме, или плеваться шелухой от семечек, потому что а куда ее еще девать.

Вот и носки с сандалиями тоже. Надел, и нет проблем. И вот каждый год, когда наступает тепло, сходит снег, вслед за ним грязь, улицы наполняются разнорабочими, водителями, инженерами, риелторами в сандалиях и носках. Сезон-2013 уже открыт, кстати.

Хочется залезть в головы тем мужчинам, что на полном серьезе надевают носки и сандалии и выяснить, что движет этими людьми? О чем они думают? Ведь не может же человек взять и решить, что серые носки (иногда с кокетливой дырочкой) и коричневые сандалии из дерматина — это достойное сочетание? Посмотреться в зеркало, сказать себе: «Эй, да я красавчик, мне так идут эти носки! А как они сочетаются с цветом моей обуви, загляденье!» — хлопнуть в ладоши и в приподнятом настроении пойти по делам.

Конечно, не может. На самом деле, никто не думает о носках и сандалиях в этом контексте. В нашей стране любые подобные явления превращаются в социокультурный феномен, в нечто большее, чем просто, если так можно сказать в данном случае, модный тренд. Здесь носки с сандалиями, равно как и майки-сеточки (на загорелых пузатых начинающих бизнесменах) или классический ансамбль, состоящий из треников и ботинок (желательно с узким носом), или вот цветастые пляжные шорты, в которых так удобно ходить не только по берегу, но и по жизни вообще.

Все это — не просто одежда, но прежде всего заявление. В случае с носками и сандалиями, я уверена, это в некотором роде даже проявление братской любви к ближнему: мол, пацаны, я с вами, не волнуйтесь, я тоже ношу носки и сандалии одновременно. Или, быть может, еще детсадовский и эффективный принцип: «Ну другие же носят и я буду, чего такого».

Но прежде всего — это возможность заявить обществу о своих взглядах и сообщить о принадлежности к классу людей, которым удобно, а остальные пусть идут лесом. Носки и сандалии как зеркало души, как признак внутренней свободы, как национальная идея, как памятник бессмысленному и безумному характеру мужика, вытирающему руки о свой выходной спортивный костюм, в котором он послезавтра поедет в Анапу.

подписатьсяОбсудить
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей