Свои не приняли его

Граждане хотят лишить Горбачева ордена Андрея Первозванного

Обращение с требованием лишить Горбачева ордена Андрея Первозванного было опубликовано в интернете и подписано политологами, историками и экономистами. Сейчас на странице — уже шесть тысяч подписей обычных граждан из разных концов бывшего СССР. Граждане убеждены, что «вручение ордена человеку, нарушившему присягу, своими руками уничтожившему Союз Советских Социалистических Республик, президентом которого он являлся, является символом презрения к СССР, осознанным глумлением над памятью людей, строивших СССР и защищавших его ценой своей крови и жизни».

Недавно «Левада-центр» (который начал проводить опросы именно во времена Горбачева, а в наши объявлен «иностранным агентом»), выяснил, что население считает лучшим политиком ХХ века Брежнева, а худшим — Горбачева. Что ж, спасибо, что самым положительным не назвали Сталина, уже прогресс. Предполагаю, что если бы опрос был распространен на всю историю России, в лидерах народной любви оказались бы Иван Грозный и Петр I, а вовсе не Александр II Освободитель.

И вот Горбачев… Он до сих пор мог сидеть на троне, подобно северокорейским правителям — принимать парады и слушать пионерские речевки про себя, доброго дедушку. И получать разные другие лестные речи и поцелуи смежников по социалистическому лагерю. Вместо этого он огребает проклятия — и огребает их просто потому, что сам когда-то разрешил говорить и писать то, что думаешь.

Он ошибался, иногда сильно. Он шел наощупь, потому что никогда еще в России людям не давали права решать свою судьбу. Он освободил половину Европы — и наивно решил, что до Европы и нам не достает всего лишь освобождения. Но нам не хватило взрослой ответственности. В конечном итоге, он не стал удерживать и народы СССР, дал им возможность определить свою судьбу. Сейчас это называют «развалом Советского Союза», и почему-то никто не задает себе вопрос, почему развалилось то, что казалось таким крепким. Почему все брызнули в разные стороны, как только приоткрылась калитка, если вместе так хорошо? Империя упала — и было больно, но ведь и отдельный человек падает обычно на камни, а не на перину.

Горбачев передал каждому гражданину СССР его личность, бескорыстно снял с себя полномочия «царя-батюшки». Не его вина, что многие немедленно заскучали по лживым, трескучим лозунгам и гарантированной лагерной баланде, лени, политинформации и дешевой колбасе. Которую на периферии годами не видели и только знали, что где-то она точно есть, как обратная сторона Луны. Соратники Горбачева не нажили и близко тех богатств, которые сейчас имеет начальник полиции маленького городка. Дети и внуки Горбачева прокляты вами в таких выражениях, о которых вы и думать не смеете, когда речь заходит о прочей фатально жестокой и циничной череде российских правителей. Вы ненавидите даже его жену, потому что эта элегантная женщина покусилась на идеал гарнизонной тетки при первом лице.

Считать, что все, сделанное Горбачевым, было сделано напрасно и провалилось в «черную дыру» непонимания — малодушие. Он вызвал к жизни генерацию людей, которые никогда уже не смогут подчиниться вековой отечественной тоске. Возможно, они уедут, лишатся карьеры, сядут в тюрьму, замолчат. Но они есть. Они видели свободу родины, и она навсегда осталась в их сердце. Мы, дети эпохи Горбачева, передадим ее нашим детям как самое дорогое наследство. Мы до сих пор живем остатками горбачевских болезненных и честных реформ; оплеванных, но все же пока позволяющих дышать через форточку.

Самый впечатляющий Рождественский Вертеп, который я видела, выглядел примерно так. Небольшая пещера, в ней Иосиф, Мария, Христос, овечки. Вокруг пещеры — не домики Вифлеема эпохи римского владычества, но обычные современные многоэтажные дома со светящимися окнами. И отрывок из Евангелия от Иоанна: «Он пришел к своим, но свои не приняли его». Думаю, что граждане бывшего СССР просто не знают об обращении в интернете, иначе подписей было бы гораздо больше.

Что ж с орденом? Отнимайте. Я не думаю, что Михаил Сергеевич без него не обойдется. Ему много лет, его жизнь клонится к закату. Не бирюльки и цацки ее украшают в такой момент, а взгляд назад и спокойная констатация факта. Он подарил нам свободу, и выше этого дара ничего нет для нас даже у Бога. Что с того, что дар отвергнут большинством? Рука дающего не оскудеет. А тот, «кто ищет в свободе что-либо иное, кроме ее самой, создан для рабства». Это еще в середине XIX века замечено.