Света из Тамбова

Об историческом оптимизме российской женщины

Цюрих, рейс на Москву. Соотечественников не так много. Семья с двумя детьми: к детям мать обращается по-английски, а к мужу — по-русски. Хорошо могу понять, что они делают — готовят своим малышам «светлое будущее». Потом появляются две женщины хорошо за сорок. Одна в джинсах-варенках, вызывающих ностальгию по девяностым, другая в белой мини-юбке и на шпильках. В белой мини-юбке и на шпильках — точно наша, больше так никто не одевается в самолет. При посадке оказывается, что наши кресла рядом, я закрываю глаза, а дамы сразу знакомятся и радостно вываливают друг другу свою нехитрую биографию.

— Вы отдыхали в Швейцарии? — спрашивает та, что в варенках.

«Мини-юбка» опускает глаза, в голосе триумф:
— Я там живу. Сорок километров от Цюриха. У меня муж швейцарский гражданин.

«Варенка» охнула простодушно:
— Ой, как же? Я вот ходила, видела, что мужчины на меня смотрят, но не подходят. Может, мигнуть надо было?
— Нет, — авторитетно заявила «мини-юбка». — У них не принято. Муж у меня хороший, хороший муж. Да. Получает… Нет, раньше он больше вообще-то получал, но зато сейчас свободный график.
— А я с одним итальянцем переписывалась год. А потом он пропал. Мне говорили, что итальянцы ненадежны, но я не верила. Вот хорваты… Хорваты, они красивые. У меня был хорват. Но потом…
— Да, хорваты красивые, — прервала «мини-юбка».
— Но потом мы сидели в ресторане с еще одной парой, он встал и сказал, что пошел спать. И не заплатил. А у меня не было денег. Неудобно. Хорваты красивые, но жадные.
— Да, хорваты жадные, — снисходительно подтверждает «мини-юбка». Она вообще держится свысока и мало рассказывает о швейцарской жизни. Рассказывает «варенка»:
— В Тамбове ведь мужчин нет никаких, не с кем отношения строить. Вот пригласил в Швейцарию один человек, билеты купил. Он из Алжира, но работает в Швейцарии уже год.
— Кем?
— Ну, в клубе… Он убирает… — спохватывается. — Но он собирается открывать бизнес на Тенерифе или в Тамбове. Он еще не решил. Но как его привезти в Тамбов — ведь позора не оберешься? Да?
«Варенка» заглядывает в глаза «мини-юбке»:
— Он хочет продолжения отношений!

— Ну, так если человек хороший…
— Вроде хороший, хотел мне что-то купить, но у меня вроде все есть, и в магазин он меня повел такой… Там обувь ношеная, а швейцарцы не знакомятся. Не принято, вы сказали.

Они были так старательно накрашены, яркие ногти, у швейцарской жены очень богатая красная сумка. Неудобная, но нарочито являющая свой фасонистый вид. Самолет помотало при посадке, потом «мини-юбка» сказала: «Пока, Света»; включила свой телефон и больше не замолкала. Она звонила, звонила, звонила клиентам и корректировала запись. То ли мастер по прическам, то ли мастер по маникюру. Она приехала работать, работать, работать вахтовым методом. На сумку и лимонный свитер, на белую мини-юбку. На дочку и сына от бывшего русского мужа, на всю эту швейцарскую жизнь…

Накануне этого транзитного перелета мы сидели на веранде деревенского бара среди полей. В кафе управлялась молодая канадка Мадлен, растрепанная и ненакрашенная, как и все канадки вокруг. В старой майке, с ниткой пластмассовых бус на шее. Рассказывала, что кафе открыли еще ее родители; готовит она нехитрую, но ужасно аппетитную еду — сама. Сама же и наливает. А еще они с мужем хотят расширять производство собственного пива.

— Если вы подождете, я довезу вас до города.

Она прихватила половинку батона, заперла бар и подошла к своей старой машине-развалюхе, которая гораздо дешевле красной богатой сумки. Мадлен нечего и некому было что-то доказывать, она просто жила этот конкретный день — чужой для меня жизни. Ее секрет, в сущности, очень прост: она умеет быть счастливой сегодня, а не завтра. Она не гонится за успехом в общем понимании, а делает то, что ей хочется и нравится в тот момент и в той ситуации, которую она проживает.

Мои любимые, собранные, всегда готовые ко встрече со своей великой судьбой российские женщины с третьим глазом на затылке. Оптимистично верящие в любом возрасте, что светлое будущее непременно наступит — и живущие в вечной подготовке к нему. А потом сразу в гроб, но обязательно с маникюром. В сущности, депутаты Мизулина и Яровая, которых вы все так люто ненавидите, тоже живут в своих чудесных, русских, бабьих мечтах. Они хотят чего-то всем доказать, поднажать и вскарабкаться наверх любой ценой. Быть в тренде. И это желание быть в тренде перекашивает лицо любого русского человека, а особенно женщины. Я это точно про них знаю. Ведь все, что выходит из-под их законодательного пера, так же напряженно и демонстративно, как белое мини в самолете.

В России все управляется мужчинами, но исходит от женщин. Может быть, просто стоит однажды растрепать волосы, стать счастливой и расслабленной как Мадлен, надеть вьетнамки с вечерним платьем и приехать в Тамбов с алжирцем. Делать бизнес или убирать клуб. В сущности, последнее уже не важно.

Россия00:02Сегодня

«Начали активно психологически давить»

Россия лишается старейшего научного издательства. Все ради американской мечты