Кажется, все пошло не так

Нецензурность выражений и бытие

Стало примерно понятно, как Роскомнадзор будет исполнять закон о мате в СМИ, принятый в апреле 2013 года. То есть не то чтобы будет — уже исполняет, в меру своего воображения. Мы это ощущаем на собственной шкуре. В июле в «Ленту.ру» пришло письмо из ведомства, в котором содержится требование «отредактировать либо удалить с сайта» материалы, содержащие «нецензурную брань».

Речь идет о трех конкретных статьях: одна — про акцию на Красной площади «Идите на *** со своей регистрацией», вторая — подборка видеороликов о падении метеорита в Челябинске, третья — интервью с филологом об истории русских крепких слов. В первых двух случаях «нецензурная брань» — слова героев (падает метеорит, принимают закон о регистрации; понять людей и их чувства можно). Третий случай в рамках нынешнего законодательства вообще трудно осознаваемый — потому что там про мат вне бранного контекста, чистая наука. Однако наука, как нам объяснили, тоже бывает хорошая и плохая.

Вообще-то, закон о мате не имеет обратной силы, а все три материала были опубликованы до того, как документ официально вступил в силу. Роскомнадзор об этом знает, но поясняет: «На данный момент информация находится в открытом доступе». Короче, убирайте.

А вот заметка на сайте самого Роскомнадзора — отчет об успехах в области борьбы с матом. Предписания, в частности, вынесены: саратовскому агентству «Взгляд-инфо» — за видеоролик «Страшное ДТП в Саратове. Запись с видеорегистратора»; саратовскому же агентству «Версия — Саратов» за ролики «Саратов. После дождя» и «Авария на Танкистов»; агентству из Коми «Рубеж Севера» за видеоролик «Педос Вова Турышев Похотливый кондуктор». Все содержат нецензурную брань: ДТП, потоп, авария, похотливый кондуктор — известно, каким словом русский человек описывает все то страшное, что с ним может приключиться.

Наконец, мое любимое предписание — сетевому изданию Newsland.com за публикацию «Простой американец о том, как правильно любить Россию».

Все это необходимо занудно перечислить для того, чтобы понять, какая в связи с законом складывается правоприменительная практика. Издания больше не могут показывать ролики, в которых простые русские люди описывают непростые обстоятельства своей жизни. Что характерно, сами редакции чисты, как завязавшие наркоманы: неслучайно ни одно предписание Роскомнадзора не касается журналистского текста, только видеоцитат (периодически ловлю себя на том, что мысленно расставляю звездочки, когда разговариваю с коллегами: это слово уложится в три звездочки, а это — в шесть, а это предложение вообще пришлось бы вычеркнуть).

И ладно, бог с ним — с тем, что закон исполняется иезуитски: «обратной силы не имеет», но у вас «материалы в открытом доступе». Как в принципе быть с этим умолчанием — плохо понятно. Потому что звездочки и жужжалка неадекватно подменяют собой реальность.

Лучшая иллюстрация к подмене реальности — диктор госканала, комментирующий падение ракеты: «Но что-то, кажется, идет не так». В положении этого онемевшего, перепуганного, неспособного подобрать правильные слова диктора находятся сейчас все российские СМИ.

У этой истории есть две морали — одна, прикладная, помельче; другая — скажем, эзотерическая — покрупнее и поважнее.

Прикладная заключается в том, что закон о запрете мата в СМИ фактически нарушает другой закон — о средствах массовой информации. Есть там такая статья (144): воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов. Звездочки и жужжалка — тональный крем, с помощью которого журналист вынужден ретушировать действительность. Русский человек, по мысли депутата Госдумы, глядя на падающий метеорит или реки дерьма, заливающие Саратов, должен встревоженно крикнуть: «Кажется, что-то пошло не так!»

У нас уже — подчеркиваю, уже — отобрали возможность корректного пересказа слов героев. Впрочем, что уж тут. Законы, принятые нынешней Госдумой, когда-нибудь будут изданы отдельным томиком: «О борьбе со здравым смыслом в России начала XXI века».

Эзотерическая мораль в том, что нас наказывают немотой. Мы живем в реальности, в которой вещи теряют свои имена. Солдат, бросившийся в атаку, в этой реальности орет звездочками: «***** ***** *****!!!» Вещей, у которых нет имени, вообще не существует в природе: все должно быть названо. «Имена, утверждает эмпирист, — не суть реальности. — Пусть, но человечество считает их таковыми». Много книжек про это написано.

И отбирают у нас самые важные, да простит меня читатель, слова. Слова, которые одинаково хорошо понятны и рабочему с «Уралвагонзавода», и обитателю московского «Красного октября».

Возможно, в этом и смысл закона о запрете мата — в том, чтобы ловко схитрить, локализовать «то-что-называть-нельзя», запретить это называть — и оно само собой как-нибудь вдруг да исчезнет. Исчезнут метеориты, наводнения, аварии, ДТП, разруха и прочее, прочее, прочее. Смысл в том, чтобы попытаться отменить наступление тотального *******. Попытка заговорить реальность.

Но реальность-то похитрее будет.

Обсудить
Два года для развода
Сколько времени понадобится Британии, чтобы выйти из ЕС
FILE - In this Saturday, June 4, 2011 file photo made by Associated Press photographer Anja Niedringhaus, injured U.S.Marine Cpl. Burness Britt reacts after being lifted onto a medevac helicopter from the U.S. Army's Task Force Lift "Dust Off," Charlie Company 1-214 Aviation Regiment. Location:
Sangin, AfghanistanПадение Сангинграда
Десятилетнее сражение за столицу наркоторговли завершилось победой «Талибана»
Больно, но полезно
Китай готовится к реформе госкорпораций, чреватой социальным взрывом
Participants attend a gay pride parade in central Istanbul June 30, 2013. Tens of thousands of anti-government protesters teamed up with a planned gay pride march in Istanbul. Crowds were stopped by riot police from entering Taksim, the centre of previous protests, but the atmosphere appeared peacefulОпасное интернет-проникновение
Грозит ли подъем геев-мусульман исламскому миру
Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01Дважды отверженные
Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество
Фарту масти
Как простые русские парни становятся легендами киберспорта
Замороженная стволовая клетка человека Внутренние бомбы
Как клеточный суицид помогает против рака и старости
Красный — новый черный
Зачем люди скупают допотопные компьютеры и свитеры Apple
Талант расправил плечи
Лучшие архитектурные проекты 2017 года: от города в пустыне до термальных ванн
Адская машина
Ученые и урбанисты придумали, что делать с заполонившими города автомобилями
«Если у тебя нет любовника, квартире взяться неоткуда»
Исповедь россиянки, ставшей ипотечницей в 20 лет
Тариф «Хватит»
За услуги ЖКХ можно платить в разы меньше