Повысить уровень сложности

Почему игры до сих пор не признали искусством

На днях стало известно, что одна небольшая студия выпустит на консоли Ouya свою дебютную игру. Собственно, это даже и студией не назовешь: просто команда из нескольких человек, которые хотят рассказать историю. История называется That Dragon, Cancer, и ее главные герои — смертельно больной маленький мальчик и его родители.

Мальчика зовут Джоэл Грин. С тех пор, как ему исполнился год, он болен раком; последние годы — в неизлечимой стадии. Игру о нем делают его родители, Райан и Эми, а им — с миру по нитке — помогают друзья, родственники, коллеги и просто случайные люди.

That Dragon, Cancer делают с 2012 года, и эта игра — реальное отражение того, что происходит в семье Гринов. Она про больницу и про то, как успокоить ребенка, если у него болит живот, а он катастрофически обезвожен и не может пить самостоятельно. Про то, как жить с ощущением, что в любой день человека, которого ты любишь, может не стать. Про то, как смириться с тем, что лечение может лишь только облегчать страдания, а тебе раз за разом говорят, что надеяться решительно не на что.

Сразу после того, как стало известно, что Гринам удастся спокойно закончить игру и выпустить ее в большой мир, я прочитала несколько упоительных диалогов о том, кому вообще это нужно. Друзья и родственники кролика со знанием дела рассуждали, что играть в такое никто не будет: история-де интересна только родным онкобольных детей, а всем остальным надо держаться от нее подальше. Ведь это такая тяжелая тема, такая страшная, а грузиться всем этим так не хочется.

Я очень серьезно отношусь к играм как к виду искусства, поэтому подобные разговоры меня доводят до тихого бешенства. На мой взгляд, видеоигры ничем принципиальным не отличаются от живописи, литературы, театра, музыки, кино. Они совершенно так же погружают нас во внутренний мир героев, в их эмоции. И точно так же поднимают — и должны поднимать — основные вопросы бытия. Жизнь, смерть. Любовь, ненависть. Встречи, потери.

Но почему-то в массовом сознании они остаются чисто развлекательным способом провести время; и, как показывают такого рода обсуждения, сами геймеры думают примерно так же. К черту все эти сложные и небезопасные истории! Не стоит уделять им внимание даже изредка, ведь это как-то неприятно. А зачем напрягаться, если можно этого не делать.

К тому же, если уж так хочется испытать сильные эмоции, то у нас всегда есть игры от каких-нибудь BioWare, где можно испытать тонны страданий в абсолютно безопасной обстановке. Вроде как все плохо, но это «плохо» к нашей реальности не имеет никакого отношения. Можно насладиться и жить дальше, не парясь. Примерно как «Титаник»: ах, он утонул, но это было сто лет назад, к тому же у Кэмерона все такие красивые, что сразу видно — ненастоящие.

А тут, понимаешь, чистые и почти не обработанные эмоции про то, как страшно, черт побери, быть нами, жить в нашем мире и постоянно испытывать страх и боль, и преодолевать их и идти дальше. Или не идти. Как же, придется напрячь мозг и то, что отвечает в человеке за настоящие чувства!

Потом мы будем сидеть и ныть, что почему-то игровую индустрию никто не воспринимает всерьез. Считают, мол, что игры не имеют никакой художественной ценности, а в массовом сознании человек, который по вечерам сидит перед экраном с геймпадом (или мышкой) в руках — это мрачный асоциальный задрот, и девушки у него никогда в жизни не было.

И правда, почему.

Наука и техника00:0419 октября

Часики тикают

Никто так и не понял, зачем они нужны. Но без них скучно: Apple Watch S4