Заговор против пользователей

Как Эдвард Сноуден оказался союзником российских депутатов

У истории с разоблачениями Эдварда Сноудена есть ряд практических последствий. Причем некоторые из них способны радикально изменить привычные нам механизмы функционирования интернета.

К примеру, в последние месяцы резко возрос интерес к разного рода анонимизаторам и шифровальным программам. Пользователи кинулись осваивать VPN; журналисты и СМИ принялись придумывать безопасные способы работы с источниками; новые сервисы, обещающие невиданные доселе гарантии сохранности данных, появляются чуть ли не каждую неделю. Если следовать принципу «ищи, кому выгодно», то впору задуматься о существовании заговора сторонников сетевой анонимности.

Но есть еще одно следствие, потенциально существенно более значимое: история с персональными данными граждан разных стран. Точнее было бы назвать этот сюжет борьбой с американской монополией на интернет-трафик.

Не секрет, что США контролируют большую часть мировой сетевой инфраструктуры — так уж сложилось исторически: подводные кабели, по которым проходит 99 процентов интернет-трафика, ведут в США, и американские дата-центры обрабатывают львиную долю этого трафика. Разумеется, такое положение дел устраивало далеко не всех. Самые разные страны и организации много лет строили планы, как бы избавиться от зависимости. Страны БРИКС, к примеру, прокладывают собственный кабель, который свяжет их в обход американских. Периодически с предложениями «усилить контроль» и «восстановить баланс» выступала Россия.

Разница в том, что раньше подобные предложения довольно быстро отклонялись: уполномоченные чиновники вежливо, но доходчиво давали понять, что не собираются потворствовать желаниям некоторых стран с сомнительной репутацией зарегулировать Сеть. То есть существовало понимание, что свобода интернета в надежных руках, а все призывы сделать его более «открытым» на самом деле являются попытками конкурентов США продавить собственные политические интересы.

Именно это понимание и было разрушено Эдвардом Сноуденом. После того как мир узнал о манипуляциях АНБ, сами США неожиданно оказались в числе стран с сомнительной репутацией. А их конкуренты, наоборот, получили серьезное моральное преимущество. Бразильские президенты, вьетнамские генсеки и российские депутаты теперь могут с чистой совестью принимать ограничивающие свободу Сети законы, приговаривая, что всего лишь защищают своих граждан от американского шпионажа.

И именно этот посыл лег сейчас в основу нового консенсуса: о необходимости отмежеваться от США заявляют не только исторические оппоненты Вашингтона, но и инфраструктурные организации, созданные и много лет существующие в США. К примеру, 30 октября о планах пересмотреть отношения с Америкой заявил президент ICANN — корпорации, делегирующей доменные имена. И несмотря на то, что подобные разговоры ведутся с 2009 года, сейчас у заявлений ICANN совсем другой контекст: выступать за независимый от Америки интернет стало правильно.

А дальше возникает ряд вопросов. Хорошо ли, что Сеть фактически контролируется одним государством? Наверное, плохо. Хорошо ли, если интернет станет более открытым? Наверное, хорошо. В чем выразится эта открытость? Скорее всего, в том, что каждая страна получит право регулировать собственный сегмент Сети. Станет ли от этого лучше пользователям? Скорее всего, нет.

Так что судя по тому, как развиваются события, пока что Эдвард Сноуден — не столько союзник пользователей в борьбе за открытый интернет, сколько союзник российских депутатов в борьбе за интернет регулируемый.