«Неправильные» победители

Великую Победу у России хотят отобрать не из-за Украины

Полгода назад вряд ли кто-нибудь мог предположить, что 70-летие освобождения войсками Красной армии нацистского концлагеря Освенцим (Аушвиц-Биркенау) будет сопровождаться таким количеством скандалов. Отмечаемый 27 января международный День памяти жертв холокоста ничего подобного никак не предполагает, ибо скандалить на кладбище во время траурной церемонии как-то не принято. В другое время, в другом месте — сколько угодно, но только не здесь и сейчас.

А скандалы идут непрерывной чередой. Сначала польское руководство отказывается от традиционной рассылки приглашений главам государств на мемориальные мероприятия в музее Освенцима. Отказывается с одной-единственной целью — чтобы не приглашать российского президента Владимира Путина, столь мало любезного сердцу польских политиков. А вот опекаемый Варшавой украинский президент Петр Порошенко получает персональное приглашение от премьер-министра Эвы Копач. Вдобавок министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына публично заявляет, что Освенцим освобождали украинцы. Высказывание это расшифровывается всеми абсолютно однозначно как очередная шпилька в адрес России — и скандал выходит на новый уровень.

Не упустила возможность отличиться и официальная Рига, за неделю до Международного дня памяти холокоста заблокировавшая проведение в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже уже согласованной историко-документальной выставки «Угнанное детство. Холокост глазами малолетних узников нацистского концлагеря Саласпилс». Понятно, что для нынешних латвийских властей лагерь Саласпилс — «воспитательно-трудовой», а не концентрационный, да и погибли там, по официальной латвийской версии, «всего» несколько тысяч евреев (погибших неевреев старательно не считают). Но зачем же эту специфику «национального» прочтения истории демонстрировать прилюдно, да еще и в такой день?

Пытаясь объяснить своим слушателям, что происходит, Deutsche Welle опубликовала статью под говорящим названием «Кремль утратил право быть преемником победителей нацизма», в которой неприглашение российского президента на мемориальные церемонии в Освенциме увязывалось с политикой России в отношении Украины. Хотя, казалось бы, какое отношение украинский конфликт имеет к Великой Победе?

Неонацисты, безусловно, участвуют в боевых действиях в Донбассе — но, по удивительному совпадению, именно на той стороне, которую безоговорочно поддерживает Евросоюз. Да и агрессивная внешняя политика США, дестабилизирующая целые регионы планеты, не позволяет усомниться в праве президента Барака Обамы гордиться своим двоюродным дедом, освобождавшим концлагерь Бухенвальд (но, к сожалению, так и не объяснившим внуку разницу между Бухенвальдом и Освенцимом).

Чтобы понять причины всей этой постыдной возни вокруг Дня памяти жертв холокоста, нужно обратиться не к политической злобе дня, а к событиям десятилетней давности. Тогда еще не было ни гражданской войны на Украине, ни российского Крыма, однако все это не помешало властям восточноевропейских стран-новобранцев НАТО организовать серию громких антироссийских выходок на фоне празднования 60-летия Великой Победы. И даже российская экспозиция в мемориале Освенцима в 2005 году была закрыта на долгих пять лет.

Сегодня России пытаются отказать в праве быть преемницей победителей нацизма не потому, что Кремль проводит ту или иную политику на Украине. Дело гораздо серьезнее. С точки зрения Запада, Советский Союз был «неправильным» победителем во Второй мировой войне; а раз так, то право на победу над нацизмом нужно отобрать у правопреемницы СССР — России. Осознав это, мы перестанем удивляться скандалам «на исторические темы» последних дней.

Их в год 70-летия победы над германским нацизмом будет еще много.