Два процента для премьера

Почему ЦБ оставляет правительство наедине с кризисом

Одно радует — к мнению олигархов российский Центробанк точно не прислушивается. Председатель совета директоров Альфа-банка Петр Авен на Гайдаровском форуме призывал ЦБ не поддаваться давлению и не спешить снижать ключевую ставку. Президент «Русала» Олег Дерипаска в кулуарах Давосского форума, наоборот, назвал обитателей Неглинной «космонавтами» за стремление добиться низкой инфляции, а она, по мнению миллиардера, бывает только на кладбище — «там уже никому и ничего не нужно».

В итоге ЦБ в пятницу все-таки снизил ключевую ставку. Но всего на два пункта — с 17 до 15 процентов годовых. Грубо говоря, и банкира Авена не послушали, и промышленнику Дерипаске не сильно помогли. Если кто-то и оказался в выигрыше — то правительство как главный распорядитель бюджета.

На новостях о снижении ставки рубль еще больше подешевел. При том, что параллельно нефть на мировых рынках заметно прибавила в цене — баррель впервые с начала года перевалил за 50 долларов. Говорить о смене тренда, разумеется, пока рано. Вполне возможно, это всего лишь «технический отскок» и нефтяные котировки скоро вновь обвалятся. Но ослабление нацвалюты на фоне подорожания главного экспортного товара обеспечивает казне энное количество весьма необходимых ей дополнительных рублей.

Забавно, что в пятницу же первый вице-премьер Игорь Шувалов, выступая в Госдуме, заверил, что правительство постарается избежать банкротств предприятий из-за колебаний обменного курса. Но в то, что руководители кабмина не знали о приготовленном на Неглинной «комплименте от шефа», верится с трудом. Слишком уж активно — в том числе и с использованием СМИ — от ЦБ добивались ослабления сильно закрученных 16 декабря «финансовых гаек».

Получается замкнутый круг. ЦБ снижает ставку, падает привлекательность рублевых активов. Зато тем, кто берет рублевые кредиты для скупки долларов или евро, эти займы отныне обходятся дешевле. Наконец, растущая инфляция, экономический спад, обострение конфликта на Украине и угроза новых санкции Запада тоже никак не способствуют росту популярности российской валюты. В общем, если еще и нефть опять пойдет вниз, новый виток валютной турбулентности обеспечен. Следовательно, правительству действительно придется выполнять данное Шуваловым обещание — спасать предприятия, пострадавшие из-за курсовых скачков.

Вот тут как раз и пригодятся деньги, вырученные благодаря новой девальвации. У человека, руководствующегося исключительно формальной логикой, резонно возникнет вопрос: зачем городить весь этот огород и снижать ставку, если новые антикризисные расходы непременно съедят образовавшиеся у правительства допдоходы? Но здесь ключевое слово — «правительство». После того как Эльвира Набиуллина слегка ослабила вожжи, ее место «на облучке» занимает Дмитрий Медведев. Или, скорее, его подчиненные — уже упомянутый выше Игорь Шувалов и министр финансов Антон Силуанов, которые, в отличие от, скажем, министра экономического развития Алексея Улюкаева, ратуют за более аккуратное использование резервов.

Как сохранить макроэкономическую стабильность, банки поддерживать, массовые банкротства предотвращать и в то же время, «уважаемых людей» не обидеть, получивших в более спокойные времена «добро» кабмина на использование средств Фонда национального благосостояния ( ФНБ)? Шувалов говорит, что правительство даст деньги на эти проекты «только в том случае, если составляющая частного бизнеса будет при этом безусловно выполнена. Там, где частный инвестор не может выполнить свои обязательства, либо параметры такого участия меняются, мы предложим, наверное, в настоящий момент такие проекты отложить». Но при дорогих кредитах это условие для большинства соискателей невыполнимо. Вот тут-то демарш с ключевой ставкой оказывается как нельзя кстати.

Правительство проявляет жесткость, банковский регулятор — «мягкость», позволяя министрам избежать окончательной ссоры с влиятельными лоббистами. Поэтому, кстати, не соглашусь с аналитиками, утверждающими, что своим пятничным решением Банк России поставил крест на собственных же усилиях по превращению ключевой ставки в главный инструмент денежно-кредитной политики. Как раз наоборот, ставка ЦБ по своей значимости вышла за рамки финансовой сферы и стала одним из инструментов большой политики. Неудивительно, что Набиуллиной пришлось поделиться столь важным ресурсом.

Но, как поется в песне, если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло. После паса от ЦБ у правительства уже не будет возможности переложить ответственность за провал антикризисного плана на своего денежно-кредитного «смежника».

Экономика00:0316 декабря

Высокое напряжение

Этот рынок создал Илон Маск. Теперь ради миллиардов его теснят конкуренты
Экономика15:0912 декабря

«Не буди лихо, пока оно тихо»

Экологические налоги и меры по улучшению климата вызывают протест во всем мире