Олигархи на «дембеле»

Может ли крупный бизнес восстановить мир на Украине

Год украинского кризиса лишний раз доказал справедливость известного принципа: «Надейся на лучшее — готовься к худшему». Идеализм «партии мира», как правило, разрушался прагматизмом «партии войны» по обе стороны границы.

Однако сейчас у «голубей» важное подкрепление из числа тех, кто до сих пор был едва ли не главным выгодоприобретателем войны. Петр Порошенко на мюнхенской конференции заявил о возможности референдума по федерализации Украины и государственному языку. О таком варианте не говорилось во время визита в Киев Ангелы Меркель и Франсуа Олланда. Но идею плебисцита в последнее время лоббируют украинские олигархи. Например, всенародно обсудить дальнейшие перпективы взаимоотношений с Донбассом предлагал Геннадий Корбан — один из ближайших сподвижников губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского.

Понятно, что федерализация и предоставление «вольной» мятежным регионам (а предложения Корбана предусматривают именно такой вариант) — две большие разницы. Лозунг «мир в обмен на территории» радикален даже для олигархов, занимавших до сих пор фактически пророссийскую позицию. «Нам нужен федерализм по образцу Германии, нужна парламентская республика вместо нынешней борьбы между президентом Порошенко и премьером Яценюком, которая лишь всем вредит. А еще Украина должна оставаться самостоятельным государством — "мостиком", а не полем боя», — заявлял газовый магнат Дмитрий Фирташ в ноябрьском интервью Handelsblatt.

«Король Донбасса» Ринат Ахметов вообще высказывался за единую Украину и конфликтовал с руководством ДНР в то время, когда премьером самопровозглашенной республики был российский политтехнолог Александр Бородай. Тем не менее в январе этого года донецкому олигарху пришлось провести несколько неприятных часов в Генпрокуратуре Украины — его допрашивали на предмет финансирования терроризма.

Этот инцидент стал весьма знаковым. И не только потому, что странным образом предшествовал очередному витку напряженности в Донбассе, где у Ахметова все-таки есть дружественные «полевые командиры», вроде главы батальона «Восток» Александра Ходаковского.

Допрос донецкого миллиардера продемонстрировал уязвимость стратегии монетизации войны, которой на протяжении последнего года придерживался и сам Ахметов, и многие его «коллеги-конкуренты». Причем вовсе не потому, что эта стратегия провалилась. Наоборот — она оказалась очень успешной. И сделала войну главным и единственным национальным рынком. Но когда рынков мало, правила игры на них задает не продавец, а покупатель. В данном случае — силовики, вне зависимости от того, по какую сторону линии фронта они находятся.

Человек с ружьем непременно становится важнее человека с деньгами, даже если он содержит первого. И чем больше инвестируется в конфликт, тем больше издержки и меньше прибыль на вложенный капитал. А мир — наоборот, венчур. У него сейчас «мусорный» рейтинг. Почему бы не зафиксировать прибыль, заработанную на войне, и не переложиться в этот недооцененный актив?

Большинство крупных состояний на постсоветском пространстве (и Украина не исключение) как раз сделано на кризис-менеджменте и создании стоимости практически с нуля. Неслучайно первое, что было создано на руинах СССР — это как раз бизнес-империи.

Конечно, эти истории успеха нередко или почти всегда сопровождались «кидаловом», «откатами», использованием «крыш» и прочими изысками, практически не перевариваемыми западной деловой кухней. Но даже с этой точки зрения будет неплохо, если украинские олигархи вложатся в мирный процесс. Ведь от того, насколько активно они воспользуются упомянутыми «ноу-хау», зависит и обоснованность размещения корпорации «Украина» на европейском рынке.

Экономика17:26Сегодня

Спецоперация «Биткоин»

Как американские спецслужбы утеряли контроль над криптой