Обреченные на долголетие

Смогут ли россияне смириться с повышением пенсионного возраста

Хорошая новость для нынешних 40-летних. Им может представиться шанс продлить свою молодость. В том смысле, что гораздо позже наступит скучная старость. Когда не надо чуть свет подниматься, ехать в офис или на производство руководить или, наоборот, выполнять задания босса. Иными словами, жизнь не так скоро превратится в кошмар под названием «омлет, планшет и теплый туалет».

И все потому, что повышение пенсионного возраста отныне уже не кажется таким несбыточным и недопустимым, как раньше. В ходе пятничного совещания по антикризисным мерам Владимир Путин поручил изучить этот вопрос с экспертами, а затем перенести его «на уровень рабочих форматов правительства». Об этом сообщил один из участников совещания Алексей Кудрин, который ратует за увеличение сроков выхода россиян на пенсию еще с лета 2010 года. Он ссылался на растущие социальные выплаты при не столь значительных поступлениях в казну. Поэтому, чтобы «не прогореть», государству надо либо сокращать темпы «поступления» новых пенсионеров (то есть повышать пенсионный возраст), либо увеличивать налоги.

С тех пор говорить о необходимости этой непопулярной меры стало доброй традицией для министров финансово-экономического блока или дружественных им экспертов. И так же традиционно и недвусмысленно Кремль отвергал какие-либо предположения о соответствующих пенсионных изменениях.

Но жизнь, как говорится, богаче схем. Из-за нового кризиса бюджет оказался в еще более непростой ситуации, чем 5-6 лет назад. Наряду с резким падением нефтегазовых доходов казны и необходимостью экстренно распечатывать нацфонды есть четкое указание главы государства воздержаться от каких-либо фискальных нововведений. Снижение административного и налогового давления на несырьевой бизнес не без оснований считается одним из главных условий избавления зависимости от «нефтяной иглы» и минимизации последствий западных санкций. А ведь налоги на труд, за счет которых пополняется Пенсионный фонд, в издержках малых и средних предприятий занимают едва ли не ключевое место. Следовательно, их повышение поставит крест на любых попытках структурного переустройства экономики. А заодно еще больше усложнит ситуацию с безработицей.

С другой стороны, сохранение высоких пенсий — важный социально-политический и даже геополитический фактор. И если угодно, главное конкурентное преимущество России на постсоветском пространстве. Не случайно вопрос «Тебе российской пенсии захотелось?» — основной аргумент в спорах между рядовыми жителями юго-восточных и западных областей Украины.

Владимир Путин «предложил эти поставленные вопросы изучить, рассмотреть и по ним уже определиться с выводами правительству», подчеркивает Кудрин. Иными словами, окончательное решение — повышать или не повышать — еще не принято. Но во-первых, повторимся, данная тема уже не табуирована для Кремля. А во-вторых, ответственность за использование (или неиспользование) очередной непопулярной меры ложится на кабмин.

И здесь многое зависит от того, найдут ли Дмитрий Медведев и его подчиненные возможности смягчить негативные эффекты в случае повышения пенсионного возраста? Или президентское поручение будет выполнено так же «линейно», как это было, когда возникла необходимость выделить деньги для крымских выплат и продумать ответ на западные санкции. Тогда, напомню, продлили мораторий на пополнение накопительной части пенсии и ввели эмбарго на поставки практически всех продуктов питания и даже биологического сырья из стран ЕС.

Экономику оставили без «длинных» денег, вдвойне необходимых на фоне санкций, отрезавших ее от западных рынков капитала. А контрсанкции спровоцировали скачок цен и создали угрозу для многих российских производителей продовольствия, завязанных на импортное сырье (мальков, яйца, бычью сперму) или удобрения.

Таким образом, по факту правительство лишь усугубило последствия внешнего давления вместо того, чтобы облегчить это бремя для экономики и населения. А потом была еще и девальвация, обесценившая добрую половину рублевых сбережений.

С такой предысторией давать населению еще одну «горькую пилюлю», ничем не подсластив ее, опасно. Особенно если сложится впечатление, что пенсионный возраст повышается не для того, чтобы работники дольше и больше отчисляли в Пенсионный фонд, а чтобы они меньше времени сами получали соответствующие выплаты. То есть если параллельно не будет предпринято никаких шагов для модернизации отечественной медицины. Ведь даже частные клиники, чьи услуги, мягко говоря, не отличаются дешевизной, далеко не всегда в состоянии обеспечить клиентам должный уровень диагностики и лечения.

И дело отнюдь не только в оборудовании. Хотя это, как правило, импортная техника, закупки и обслуживание которой заметно осложняются из-за санкций и девальвации. Но, допустим, не весь еще отечественный медпром раскуплен рейдерами и переиначен под бизнес-центры. Не менее серьезная проблема — кадры. Каких специалистов выпускают российские медвузы, и остались ли опытные наставники, способные научить начинающих «дохторов» азам ремесла? Или большинство из них работают в клиниках Германии, Израиля или Швейцарии, куда обратиться большинству доноров Пенсионного фонда России точно не по карману?

Ситуация тяжелая, но не безнадежная. По крайней мере, при наличии воли и желания сделать население не пассивом, а активом. И рассматривать «социалку» не как издержки, но как инвестиции.

Это не значит, что надо тут же, не задумываясь, раздувать бюджетные расходы на здравоохранение или образование. Вливание куда-либо больших казенных сумм редко приводит к положительным результатам. Скорее наоборот. Обычно дело заканчивается откатами и распилами, а эффективность таких «инвестиций» стремится к нулю.

Тут важнее минимизировать преграды, препятствующие притоку частных денег в «социальные» отрасли. А если нужно — давать льготы по налогам, например предприятиям, оплачивающим полисы ДМС для своих сотрудников; субсидировать процентные ставки по кредитам и лизингу медоборудования или софинансировать частным лицам обслуживание образовательных займов.

И прежде всего руководствоваться гиппократовским принципом «не навреди». Не пытаться проводить реформы ради реформ, когда командные высоты занимает бездарный шлак, вся заслуга которого в умении красиво делать презентации. А одаренным врачам и учителям приходится уходить из профессии или, чего доброго, уезжать туда, где их навыки оценят гораздо лучше. Необходимость таких «мелочей», как мораторий на дальнейшие «заморозки» пенсионных накоплений, вообще не обсуждается.

Человеку нужно знать, что его детям дают хорошее образование, ему самому и членам семьи обеспечено качественное медицинское обслуживание, а собственные пенсионные накопления никто никогда не конфискует. Что государство работает на него, а не наоборот. Тогда болезненные нововведения вроде повышения пенсионного возраста будут восприниматься как необходимая настройка социальной системы, а не как блажь чиновников, решивших в очередной раз облегчить себе жизнь за счет остальных налогоплательщиков.

Экономика19:4317 августа

Бюджет как оружие

От политических игр иркутского губернатора-коммуниста страдает весь регион
Экономика07:0315 августа

В тени не стоять

Налоговики вплотную занялись «серыми» грузоперевозками