Тетя Нюра с плеткой

50 оттенков BDSM для домохозяек

После перестройки была такая газета — «Еще». Ее делали талантливые и образованные люди, и главным ее завоеванием было формирование канонов текстуальной порнографии. Дело в том, что даже если в визуальной-то каноны все время менялись, как и критерии ее определения, то в тексте это было трудно — гораздо труднее. Как говорил один американский прокурор, борец с порнографией в 60-е годы, «я не могу сказать конкретно, что такое порнография, но если я ее увижу — то обязательно узнаю, что это именно она».

Сейчас всюду, где есть законодательство насчет разрешения публикации материалов для взрослых — а есть оно всюду, кроме совсем уж морально-экзотических стран, — эти критерии прописаны прежде всего для изображений и видеоматериалов. Со словами все сложнее, особенно если избегать в тексте заведомо обсценной лексики, — порно всегда можно замаскировать неким «авторским видением». Но хорошо, что у нас когда-то была газета «Еще», которая без стеснения и лишнего лицемерия предложила каноны чисто порнографической литературы.

Схематичность, отсутствие прописанных характеров, объективизация женщины/мужчины, сюжет, ориентированный на показ в основном того или иного полового акта, физиологичность процесса. И, конечно, коронные выражения типа «и тогда тугая струя спермы ударила ей в горло», потому что в порнографии, как в жанре сказочном, должно быть все самое-самое — и органы, и оргазмы каждую секунду, и всегда готовые к сексу партнеры, и самая тугая струя. Здесь нет логики, нет места повседневности, тут нечего делать неумелым и вялым. И поэтому с жанром литературного произведения под названием «50 оттенков серого» все становится ясно задолго до коронной фразы «он вскрикивает и застывает, и я чувствую, как по горлу стекает теплая солоноватая жидкость». Практически цитата из газеты «Еще» 25-летней давности.

Героиня — 21-летняя девственница, красавица. Первую часть книги она только и делает, что краснеет, пылает и потеет (слова «я покраснела» встречаются по три раза на одной странице), ходит каждые пять минут на ватных ногах и, вожделея, оценивает мужские формы. Вторую часть — стонет, извивается, оргазмирует каждые несколько секунд и с первого раза выступает в постели как хорошо подготовленная порноактриса, а не как новичок даже в деле самоудовлетворения, не говоря уже обо всем остальном.

На принадлежность книги к жанру порнографии также указывает полное отсутствие психологии, которая заменена весьма вяло прописанной установкой («меня в 16 лет соблазнила подруга матери»), что представляет собой, по сути, еще один отдельный порнорассказик.

При этом книга мадам Джеймс — конечно, типичное женское бульварное чтиво, сказка про принца на белом фаллоимитаторе. Студентка, на которую ни с того ни с сего положил глаз одинокий юный красавец-миллионер. Он легко водит собственный вертолет, играет в минуту печали на рояле Баха, запросто цитирует «Тесс», но главное — потрясающе ласкает точку G, никогда не путая соль-мажор с Графенбергом. Дело в том, что дамские романы построены ровно по тем же принципам, что и классическая порнография, — просто раньше кульминацией была свадьба, а теперь все проще, и никакие экивоки типа фаты не нужны — только потрясающий оргазм каждую минуту, огромный член, которым героиня любуется каждые пять минут, ну и готовый каждые 45 секунд к эрекции миллионер, чтящий заветы Айн Рэнд и время от времени слушающий модную в прошлых сезонах группу Kings Of Leon с хитом Sex On Fire.

Безусловно, переход от жанра сопливого дамского романа к чистой порнографии давно уже обусловлен обилием интернет-порно. (Именно это обилие делает весьма смешным наличие такой кристально-чистой героини, которая не только за 21 год ни разу не мастурбировала, но и вообще не знала, каков он, оргазм.) Порнография — уважаемый жанр. Автор и издатели «50 оттенков» четко ориентируются в его динамике и знают, что сегодня среди потребителей онлайновой порнографии почти половина — женщины. Стандартная история про Золушку, положенная в основу жанра дамского романа, не катит, а история про Pretty Woman все-таки отдает душком платной любви. Следовательно, намечается персонаж — чистая девушка, далекая от коммерции, нетронутая душа, готовая принять в себя все, что предложит партнер.

И тут автор понимает, что если уж фантазировать, так фантазировать, и расширяет пространство сказки за счет того, что раньше находилось совсем в подполье — практики BDSM (связывание-доминирование-садизм-мазохизм), предлагая ее как альтернативу «ванильному» сексу и как символ запретного. Понятное дело, что версия BDSM для домохозяек оказалась совершенно уже поп-версией, недаром г-н Грей предлагает подписать договор и список того, чего парочка делать НЕ будет. Убежденные сторонники BDSM плюются, принимая этот женский порнороман за чистую монету, обижаясь на весь свет на то, что теперь каждая домохозяйка сочтет своим долгом попросить толстого мужа привязать ее к кровати и хорошенько отшлепать плеткой, фантазируя, что она — 21-летняя студентка с красавчиком-миллионером. От такой картины затошнит даже таких бывалых толерантных бойцов сексуального фронта, как мы с вами.

Думается, что романчик прошел бы незамеченным, если бы кому-то не пришло в голову создать натуральную бизнес-машину и франшизу. Запуск набора секс-приспособлений для поп-BDSM 50 Shades of Grey, о чем сообщают даже вполне мейнстримовские CNN, The New York Times и так далее. Ими стали торговать те, кто раньше шарахался от темы садомазо. Развернулись какие-то бешеные продажи этих наборчиков «высеки мамочку покрепче».

Вообще, у меня не вызывает отторжения даже столь тупая порнография, написанная по законам жанра убогим языком. Просто не надо выдавать один жанр за другой. Это чистый обман потребителя, хотя этот потребитель как раз обманываться рад. Ему сказали, что столько читателей и зрителей не могут ошибаться. И ему сильно полегчало.

И только одного человека мне жалко во всей этой истории — Донатьена Альфонса Франсуа маркиза де Сада, основателя жанра, который еще дал свое имя соответствующим практикам и, собственно, за них отсидел в Бастилии-тюрьме. А теперь надо же — любая тетя Нюра из Арканзаса практически в супермаркете вместе с заветной книжечкой в трех томах может прихватить себе на вечер наручники, плетку, стропы, большой баллон со смазкой и расширить свое пространство сексуального маневра.