Гламазонки и мировые силы зла

О публичном скандале Альфреда Коха с Ксенией Собчак

Общество взаимной ненависти — вот кто мы такие.

Никто никого не любит. Никто никого не уважает. Каждый сам по себе — отдельно от остальных, красивый и умный, в белом пальто.

Любой спор — повод для онлайн базарного скандала, который честно заканчивается самыми низкими оскорблениями. С них же, собственно, и начинается.

Альфред Кох обвинил Ксению Собчак в смерти Немцова. Это она, агент мировых сил зла, по заданию лично Владимира Путина выманила из Израиля Бориса Немцова (царствие ему небесное). А теперь Собчак по тому же заданию распространяет заведомо ложные сведения, что президент не виноват в убийстве.

Ксения Собчак обвинила Альфреда Рейнгольдовича в хроническом гастрите и старости — мол, желудочные колики и возрастная деменция стали причиной подобных рассуждений.

Кох приплел к делу отца Ксении, назвав его папашей. Собчак возмутилась, после чего Альфред тонко пошутил, пообещав впредь называть Анатолия Александровича мамашей. Я даже не сомневаюсь, что у них там в Баварии так шутят — это не самый острословный, хоть и самый богатый регион Германии.

Если вам еще не кажется, что все это похоже на шаманское безумие — немедленно звоните своему психотерапевту.

На десерт в так называемую дискуссию вписалась и Божена Рынска, застрявшая между двумя скандалами с участием Ксении Анатольевны. Дело в том, что на днях был еще один маленький взрыв — переписка Собчак с кем-то, кто сообщал, что звезда «Дома-2» Виктория Боня, летает экономклассом.

Рынска отметилась резким выпадом в сторону Ксении — мол, что за намеки на гастрит, написала бы еще, что все, кто летает экономклассом, — быдло. (Если вы добрались до этого места — точно звоните психотерапевту, для срочной психологической детоксикации.)

Но есть и неплохие новости — хорошо, что все это случилось не прямо на могиле Бориса Немцова. Этикет практически соблюден. Все-таки не рок-звезды, на загробных плитах которых любовницы визгливо выясняют, кого больше любил их идол (забыв о присутствии жены, родителей и детей).

Ну, и вот ты все это видишь, и все это происходит не в тайных местах, а на личной странице Олега Кашина, известного журналиста, и понимаешь: либо ты не вписываешься в реальность, либо реальность становится все более и более странной. Может, они все пьют воду из-под крана (хотя в Баварии она вполне приличная вроде).

А может, во всем виноват русский Facebook, в котором между строк прописаны некие нейролингвистические коды, провоцирующие массовое безумие.

Но легкость, с которой люди (и вроде бы не самые последние люди) забывают не только об элементарных приличиях, но и о презумпции невиновности, и об ответственности, которую предполагают публичные высказывания, и даже о простейшем стыде — вот это все немного шокирует.

И вот ты думаешь: почему? Они всегда такие были или это некий синдром последнего времени? Может, это правда печальный результат бесконечного общения в социальных медиа, где никто ни на чем не способен сосредоточиться от переизбытка бессмысленной информации и где все подогревают градус истерики, потому что здесь есть ложное ощущение свободы слова?

Я называю его ложным, потому что интернет — это полная анархия. И анархия — это не свобода. Свобода все же имеет границы и правила. Свобода — это тоже общественный договор, основанный на соблюдении законов и правовых норм. Как ни странно, но настоящая свобода — это еще большее ограничение, на которое ты соглашаешься ради, условно, блага человечества. Ради прав человека ты сдерживаешь собственное мнение касательно... ну хотя бы гомосексуалов, или мигрантов из Африки, или людей другой веры.

А вот анархия — это когда никто никому не авторитет («авторитет» в значении и как «власть»). «Анархия является крайней негативной формой существования государства после деспотии, когда искореняются «зачатки добра», — писал Иммануил Кант.

Если посмотреть по сторонам, то «зачатки добра», действительно, затоптаны — беспощадная толпа, хоть и виртуальная, уничтожает их своими воплями, цель которых лишь в том, чтобы обидеть как можно больше людей, которые тебе не нравятся, например потому, что у них светлые волосы (или они летают экономическим классом).

И совершенно непонятно, откуда такая истошная взаимная неприязнь, которая тлеет внутри, ожидая малейшего потрясения, чтобы выплеснуться мощнейшим потоком злости.

Это все от безделья? От страха? От безделья, и страха, и неопределенности?

«Зачатки добра», то есть более или менее здравые рассуждения без паники и без истерики, но с адекватным восприятием реальности, никому не интересны. Даже несмотря на то, что разумное мнение иногда появляется — но его сжигает этот напор священной ярости.

Николай Усков (главный редактор журнала «Сноб») — двуличный предатель, он на чьем-то дне рождения стоял рядом с Песковым и улыбался. Ксения Собчак — сирена ФСБ, своими песнями выманившая Бориса Немцова из земли обетованной. Олег Кашин тоже двойной агент, потому что живет в Швейцарии и хорошо питается. Альбац работает на Путина. Венедиктов работает на Лесю Рябцеву.

Может, белое пальто того не стоит? И ну его к черту? Мы и в куртке Uniqlo постоим — если это сделает нас чуть спокойнее и мягче.

И вот лично мне обидно, что умные и талантливые, энергичные и значительные люди пропадают в этих грязных скандалах, растворяются во взаимной тупой неприязни. Сколько хорошего они могли бы сделать, если постарались быть чуть терпимее и внимательнее друг к другу — хотя бы покрасить вместе заборы или посадить цветы во дворах, как это делают заурядные граждане без всяких белых пальто, которым некогда строчить беспочвенные обвинения у себя на страничках.

Ребята, очнитесь, вы же устроили гражданскую войну — хоть и на клавиатурах, но все же не менее страшную. Эй! Вдыхайте и выдыхайте. Контролируйте пульс. Мир вам и любовь.