«Телкагейт» и барьеры коммуникации

Поговорим об уважении к другому

Всю неделю в СМИ и блогах полыхал «телкагейт»: горячее обсуждение вопроса, можно ли воровать в гостях серебряные ложки, — то есть, простите, допустимо или нет называть любую молодую женщину «телкой» (или нежно «телочкой») и одновременно считаться западником и либералом.

Напомню вкратце (на случай, если кто-то болел, был оторван от интернета, похищен инопланетянами и т.д.), как развивался один из самых ярких гендерных скандалов года: портал «Медуза» обратился к журналистке и феминистке Белле Рапопорт с просьбой помочь в составлении FAQ на тему «Как не быть сексистом в России», но при выносе материала в соцсети сопроводил его твитом «Мужики, тут инструкция, как не обижать телочек». Твит, надо сказать, крайне характерный для подобной темы вообще: он демонстрирует, что 1) без подхихикивания рассуждать о правах женщин даже либеральные издания считают неприличным; 2) при этом оно обращается только к половине своей аудитории, по умолчанию выключая из нее «немужиков».

В подготовленном с помощью феминисток материале говорилось и о сексизме по отношению к мужчинам, чьему здоровью нынешнее положение вещей тоже вредит (хотя и льстит самолюбию): «мужчина должен консервативно одеваться, не усердствовать в уходе за собой, контролировать эмоции, зарабатывать больше женщины». Мужчины тратят столько сил на то, чтобы быть «настоящими мужиками» и, не дай бог, не полировать ногти и не беречь себя (не следить за здоровьем, быть всегда готовым бухнуть и ввязаться в драку), что умирают на 14 лет раньше, чем женщины. Это самый большой гендерный разрыв в продолжительности жизни в мире, и винить за него в России нужно мужскую сверхсмертность в работоспособном возрасте, которая вызвана социально одобряемым «мужским» поведением.

Еще раз: борьба за равные права для обоих полов выгодна всему обществу. Об этом, кстати, недавно говорили с трибуны ООН, представляя программу HeForShe — ОнЗаНее.

После появления твита про «телочек» Рапопорт опубликовала на другом либеральном ресурсе, «Кольте», новую статью, в которой объяснила, почему называть девушек «телками» не так безобидно, как может кому-то показаться. «Отсутствие голоса у женщин — это одновременно и следствие, и причина их дегуманизации, которая в легкой форме выливается в слова вроде «телка», а в тяжелой — в массовое насилие», — отметила журналистка.

И тут окончательно заполыхало, причем в самых неожиданных местах. Например, умнейший и тонкий, по отзывам знакомых, журналист Александр Тимофеевский назвал Рапопорт идиоткой; в том же ключе высказался «отец русского интернета» Антон Носик. Зато на сайте «Спутник и погром» (который позиционируется, как сайт русских националистов) вышла статья Артема Рондарева «Бессистемные люди. Российские либералы против феминизма», в которой автор поддержал позицию феминисток по поводу пресловутой «телки» и объяснил причину всеобщего возмущения бессвязностью нашего мышления (схожей с той, о которой было сказано в статье «Парадокс расистов-антифашистов»).

«По большому счету все системы ценностей, которые мы тут уже двадцать лет копируем — от либеральных до хип-хоперских, — нам чужие. Мы постоянно модифицируем их в какой-то гибрид духовности, православия, третьего пути и бытового здравого смысла. У нас все равны и мы никого не угнетаем, но гомосексуалисты чужды нашему менталитету, а поэтому гомосексуалистов мы, пожалуй, запретим, причем так ловко, именем детей, что и придраться будет не к чему. У нас равноправие полов, но ради здоровья наших детей мы будем раз за разом предпринимать попытки ограничить женщин в правах и не продавать им алкоголь и сигареты», — написал Рондарев.

Помимо упомянутого Рондаревым парадокса мышления, пересказанная выше дискуссия, на мой взгляд, выявила еще одну глобальную проблему: коммуникативную.

Как известно, в процессе коммуникации способность восприятия информации (среди прочего) зависит от того, насколько авторитетен для реципиента источник информации. Если слушатель собеседника не уважает, он и вслушиваться в его слова не будет, и транслируемую информацию не воспримет.

В полном соответствии с этим наблюдением целый ряд критиков согласился с тезисами Рапопорт после того, как их им перетолковал автор-мужчина.

И вот этот классический вопрос — «ты меня уважаешь?» — важен для понимания того, почему у нас плохо с передачей и восприятием информации. Это проблема, не связанная конкретно с женщинами, которых не уважают и не слышат патриархальные мужчины.

Человека можно любить, но при этом не слушать. Одна моя знакомая, например, регулярно рассказывает матери о своих планах на жизнь. Мать также регулярно пропускает эти рассказы мимо ушей, потому что ей на них плевать с высокой башни: она не уважает дочь достаточно, чтобы к ней прислушаться, хотя любит ее.

Есть семейная пара, в которой муж малейшее сомнение в его решениях воспринимает как личное оскорбление, после чего глохнет к любым аргументам. Опять же, он не уважает жену достаточно, чтобы выслушать ее внимательно, поэтому в ее возражениях считывает только общий посыл: «со мной не согласны». Если же аргументы против высказывают его друзья, которых он воспринимает как равных собеседников, он оказывается в состоянии вести спокойную дискуссию.

В нашем обществе в массе люди не умеют уважать другого. Не знаю, стоит ли винить в этом недавнее по меркам истории крепостное право, но очевидно, что такое неуважение воспроизводится поколение за поколением и поддерживается системой школьного образования. А без уважения к другому его невозможно по-настоящему услышать — что история с «телками» и показала.

Россия00:0021 апреля

«Многие пожалели о своем решении»

Русские уезжали в Америку и пытались стать элитой. Получилось не у всех