Азиопа на пенсии

До какой степени российские чиновники готовы использовать восточные методы управления

Россия стала еще ближе к Азиопе. Первый вице-премьер Игорь Шувалов усомнился в необходимости выносить судьбу накопительной пенсионной системы на всеобщее обсуждение. В лучших традициях восточных правителей кабмин собирается решать принципиально важный для миллионов граждан вопрос, не поинтересовавшись их мнением.

Собственно, и граждане в таком случае превращаются в население. Им не дают воспользоваться правом голоса, дабы защитить свои капиталы (в данном случае — пенсионные накопления), и заставляют жить в азиатской, патерналистской логике «суверен дал — суверен взял».

Ведь это казуистика, что демонтаж накопительной пенсионной системы облегчит государству задачу по выполнению социальных обязательств. Залатав конфискацией средств «молчунов» и клиентов негосударственных пенсионных фондов одну бюджетную дыру, правительство получит другие пробоины. Банки лишатся одного из важнейших пассивов, позволяющего выдавать сравнительно длинные кредиты. У инфраструктурных компаний исчезнет последняя возможность профинансировать свои проекты за счет частных денег. В итоге казна рискует стать единственным источником ресурсов для стагнирующей экономики и терпящих бедствие предприятий.

Но чрезмерное давление столь же опасно для макроэкономической стабильности, сколь выгодно для чиновников, занимающихся оптимизацией госрасходов и распределением субсидий. Финансово-экономический блок правительства — Минфин и Минэкономразвития — выступают как раз за сохранение накопительной пенсионной системы. И тем показательнее, что курирующий его первый вице-премьер не просто решил публично не обозначать свое отношение к проблеме, но вообще стремится придать соответствующей дискуссии максимальную закрытость.

Другое дело, что в стране нет площадок, где можно было бы организовать широкое и беспристрастное обсуждение пенсионной коллизии. По крайней мере, способность Госдумы выполнить эту роль вызывает большие сомнения. Смелые дебютные идеи, вроде отказа от выплаты пенсий гражданам, переехавшим на ПМЖ в другие страны, говорят о чем угодно (включая и истинную степень заботы о «русском мире»), но только не о доскональном знакомстве депутатов с матчастью.

Однако не менее печально отсутствие на Охотном Ряду политической силы, которая выражала бы интересы не патерналистски настроенной части общества. То есть граждан, считающих критически важным минимизировать вмешательство государства в общественную жизнь и экономику. Тех, для кого накопительная пенсионная система является важным элементом соответствующей экономической модели.

Возникает нечто вроде замкнутого круга. Будь такая сила сколько-нибудь заметна в российском политическом спектре, Шувалов едва ли рискнул бы даже заикнуться об отказе от широкого обсуждения пенсионного вопроса. Более того, вовсе не факт, что при мало-мальски значимом праволиберальном представительстве в парламенте речь об отмене накопительной пенсионной системы вообще бы зашла.

С другой стороны, ее келейный демонтаж увеличит финансовую зависимость населения и бизнеса от государства. В результате — повышение их лояльности, усиление патерналистских настроений и гораздо более проблематичные электоральные перспективы праволиберальной политической силы.

Разумеется, «неприятность эту» многие переживут. И чем больше налогоплательщиков займется осуждением театральных постановок, а не врачей, которые не спешат на вызов к пожилым больным, тем, наверное, лучше. По крайней мере — стабильнее.

Лишь один нюанс разрушает стройную шуваловскую логику. Столь неоднозначный подход к решению ключевых социально-экономических проблем первый вице-премьер обозначил в кулуарах Азиатского экономического форума в Боао. На первый взгляд, и это вполне логично. Очень удачное время и место, чтобы сказать азиатам: «мы с вами одной крови». Тем более что заодно Шувалов сообщил о намерении России присоединиться к создаваемому Китаем Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций (АБИИ).

Весь вопрос в том, за счет чего Москва собирается софинансировать амбициозный проект Пекина, если казна превращается в единственный источник ресурсов для собственной экономики, а о профиците бюджета и росте резервов на фоне предельно дешевого барреля остается только мечтать? Или Россия рассматривает АБИИ, как кассу взаимопомощи, и на вложенный доллар рассчитывает получить как минимум 10 в виде кредита?

Такой план не лишен оснований и вполне реализуем. Ведь АБИИ имеет все шансы стать региональным аналогом Всемирного банка/МВФ, позволяющего Китаю модернизировать Азию по своим лекалам — так же как США с помощью упомянутых организаций модернизировали сначала Европу, а затем и ряд стран третьего мира.

Сегодня сторонники особого российского пути очень любят рассуждать о цене и издержках модернизации по-американски. Но ведь модернизация по-китайски тоже будет нести свою специфику. Косвенно о ней можно судить, например, о принятых в Китае и странах Юго-Восточной Азии методах борьбы с коррупцией и способах разрешения внутриэлитных конфликтов.

Опять же многие в России аплодировали бескомпромиссности китайской Фемиды, недавно вынесшей смертный приговор миллиардеру Лю Ханю. То ли глава горнодобывающей Hanlong Group и правда оказался злостным мздоимцем, то ли пострадал, как «клиент» бывшего министра общественной безопасности Чжоу Юнкана, тоже обвиненного в коррупции — история весьма мутная. Но очевидно одно: такое антикоррупционное ноу-хау вряд ли придется по душе тем отечественным чиновникам, которые в иных ситуациях очень даже не прочь поруководить в азиатском стиле.

Им наверняка хочется, перефразируя известный анекдот, провести модернизацию как китайцы, но «по-американистее». То есть сохранить руководящую и направляющую роль государства без непомерно высоких штрафов для бюрократии. Беда в том, что это даже не Утопия, а Азиопа, не претендующая ни на геополитическую, ни на геоэкономическую субъектность.

Экономика08:0316 апреля

Откопать стюардессу

Ударом по «Русалу» США пытаются поднять собственную алюминиевую отрасль