Сто лет армянской трагедии

Россия свой выбор сделала

В пятницу, 24 апреля, мир вспоминает жертв трагедии, разыгравшейся 100 лет назад, — геноцида армян в Османской империи. Основным местом проведения траурных мероприятий станет столица Армении — Ереван. Параллельно на то же 24 апреля Анкара назначила празднование 100-летия победы в битве при Галлиполи. События вековой давности повлияли на развитие армяно-турецких отношений и заставили мировых лидеров выбирать между Арменией и Турцией.

100-летие геноцида имеет для Армении и армян за ее пределами сакральное значение. Работа по признанию преступлений Османской империи в течение многих лет была одним из приоритетных направлений деятельности внешнеполитического ведомства страны. Несмотря на это и на то, что со дня трагедии минуло 100 лет, о признании геноцида во всемирном масштабе говорить не приходится.

К настоящему моменту геноцид признан на официальном уровне Россией, Германией, Францией, Италией, а также целым рядом других стран и международных организаций. В некоторых государствах это сделано на региональном уровне. Особую позицию занимают Соединенные Штаты. Еще в ходе предвыборной гонки, в 2008 году, президент Обама выступил с обещанием признать преступления против армян геноцидом на федеральном уровне, однако обещание не выполнено им и по сей день. И это было прогнозируемо: Турция, невзирая ни на что, продолжает восприниматься в Вашингтоне как один из ключевых партнеров на Большом Ближнем Востоке, и Анкара не уступает Еревану в принципиальности своей позиции в отношении событий 100-летней давности. Не так давно армянская община США получила от представителей Белого дома уведомление, что Барак Обама в своем заявлении 24 апреля геноцид признавать не намерен.

Не спешит с признанием и ООН. Генеральный секретарь организации Пан Ги Мун хотя и подчеркивает значимость сохранения памяти о «зверском преступлении», термин «геноцид» употреблять отказывается, ссылаясь на «чувствительность вопроса, связанного с квалификацией произошедшего».

Во многом именно вопрос о признании геноцида вкупе с нерешенностью проблемы Нагорного Карабаха не позволяет Армении нормализовать отношения и снять блокаду границ со стороны Турции и Азербайджана. Хотя деблокирование границ, опять-таки, обозначалось как приоритетное направление американской внешней политики в регионе.

Попытки смягчить остроту вопроса накануне 100-летия трагических событий все же предпринимались. К 99-й годовщине премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган выступил с заявлением, в котором призвал рассмотреть все с позиции «справедливой памяти» и сослался на то, что Первая мировая война — общая боль всех народов Османской империи. Однако это высказывание, в силу упорного нежелания Анкары говорить о геноциде, произвело не примирительный, а скорее провокационный эффект и лишь накалило отношения между двумя странами.

Тем не менее Реджеп Эрдоган на траурные мероприятия 24 апреля в Ереване свое приглашение получил… И в ответ позвал президента Армении Сержа Саргсяна отметить в этот же день победу турецких войск в битве при Галлиполи.

Президент Саргсян отреагировал на данный шаг турецкой стороны дипломатично: «Еще несколько месяцев назад я пригласил вас в Ереван вместе почтить 24 апреля 2015 года память невинных жертв геноцида армян. А у нас не принято ехать в гости к тому, кто не ответил на приглашение».

Естественно, решение Анкары о параллельном мероприятии было бурно воспринято всей армянской общественностью. В стороне не осталась ни одна весомая политическая сила южно-кавказской республики.

К слову, говоря о турецком мероприятии, сторонний наблюдатель вынужден невольно задуматься, во-первых, о том, почему оно намечено именно на 24 апреля, если бои при Галлиполи начались 18 марта 1915 года и продолжались до января 1916-го, и во-вторых, к чему такой размах, сопряженный с массовым приглашением в Турцию мировых лидеров. Армянская сторона сразу же заявила, что единственная цель мероприятия — отвлечь внимание мировой общественности от 100-летней годовщины геноцида. И в этом, судя по всему, есть доля правды.

Для Турции признание преступлений Османской империи в отношении армян, ассирийцев, понтийских греков и других национальных меньшинств чревато множеством негативных последствий. Морально-психологические — международное признание факта геноцида и покаяние Турции. Материальные — требование финансовых компенсаций за причиненный ущерб. И политические — требование Армении вернуть ее западные и южные земли, в совокупности превышающие современную территорию республики.

По всем этим причинам вопрос, как же трактовать события вековой давности, все еще далек от своего окончательного разрешения и сохраняет высочайшую степень актуальности.

Россия в данной дискуссии свой выбор сделала: факт геноцида признан Государственной Думой еще 14 апреля 1995 года. Ожидается и принятие документа к 100-летию трагедии. Несмотря на реализацию совместных с Анкарой проектов, в частности «Турецкого потока», президент России Владимир Путин принял приглашение президента Армении Сержа Саргсяна и 24 апреля посетит Ереван. В Турцию же отправится спикер Госдумы Сергей Нарышкин.

Хотелось бы подчеркнуть определенную схожесть 100-летия геноцида с 70-летием Победы. Для России и Армении оба мероприятия сыграют роль своеобразных политических барометров, демонстрирующих близость стран-участниц принимающим сторонам. В то же время обе площадки предоставят лидерам государств еще один повод для проведения дискуссий в условиях охлаждения в отношениях Москвы с Западом — уже анонсирована встреча Владимира Путина с французским президентом Франсуа Олландом в Ереване.

Бывший СССР00:03 2 июня

Грузинский бунт

Школьная поножовщина вывела на улицы тысячи людей. Они требуют смены власти