Государство не котируется

Почему население не пускают на рынок акций

Для российских рантье наступают благодатные времена. Мало того, что их не стали лишать накопленного непосильным трудом на старость. Правительство еще и позаботилось о том, куда вложить эти деньги. Два завзятых спорщика — Минфин и Минэкономразвития — на сей раз чуть не в унисон предлагают направить пенсионные накопления на инфраструктурные проекты.

И что характерно, об альтернативном варианте — использовании этих денег на фондовом рынке — не заикаются даже сами биржевики. Наоборот, руководители «Московской биржи» считают безответственным «стимулировать население вкладывать в акции российских компаний».

Учитывая, что отечественные котировки трясет, как от электрошокера, такая осторожность выглядит вполне обоснованной. Одно дело, когда на риск идут профессионалы, и совсем другое — когда на растерзание фондовым «медведям» бросают неподготовленных инвесторов с их скудными пожитками, решивших, что акции доходнее банковских вкладов или валюты.
Действительно, для рядовых граждан биржа слишком опасна. Только оставаться она таковой будет до тех пор, пока погоду на ней делают несколько зарубежных хедж-фондов, да 2-3 госбанка. А, скажем, не российские НПФ, которые не играют на «великих потрясениях».

Тем, кто исходит из принципа «больше риск — больше прибыль», сдвинуть котировки в нужную сторону гораздо проще, когда инерционные коллективные инвесторы не путаются под ногами. Да и власть при таком раскладе может не особо прислушиваться к посылаемым биржей сигналам. Спекулянты политикам не указ. А обычные граждане не владеют акциями и, следовательно, не страдают.

Зато правительство заботливо подыщет им объекты для инвестиций, неподвластные биржевым страстям. В итоге не только лояльные по определению бюджетники, но и взбалмошные среднеклассовые рантье не станут оспаривать выбор тех или иных инфраструктурных проектов и вникать в обоснованность их смет. Чем дороже «стройка века» — тем выше шансы на ней заработать.

Таким образом с минимальными бюджетными потерями можно и средний класс купить, и аппетиты всех правильных подрядчиков удовлетворить. Фактически безотходная технология.

Нация кредиторов намного удобнее нации акционеров. Хотя бы потому, что, по всем законам финансового жанра, первые, в отличие от вторых, не участвуют в управлении. Фиксированный доход — меньше риск. Меньше риска — меньше свободы.

Социальный блок кабмина, который добивался демонтажа накопительной пенсионной системы, просто не в состоянии просчитать на пару ходов вперед. Полноценный патернализм невозможен без уступок. Кого-то оттолкнешь — потеряешь все «стадо».

А теперь даже биржа превратилась в «секту свидетелей господдержки», пусть и косвенной. Фонды, на минувшей неделе вложившие в Россию 182 миллиона долларов — рекордные с сентября 2014-го — наверняка, очень признательны комиссии Совбеза за предложение ограничить использование валюты в стране. С точки зрения влияния на курс крайне своевременный был совет для тех, кто решил зафиксировать долларовую прибыль. Что-то выросло, что-то — припало. Рынок ожидаемо продемонстрировал свою волатильность.

Все роли расписаны. Одни пугают. Другие играют на этом испуге. Третьи, глядя на происходящее, доверяют деньги, кому надо, и не доверяют — кому не надо.

В этом сценарии нет лишь одного персонажа — частного бизнеса, никоим образом не зависящего от государства и развивающегося за счет привлечения частных денег на отечественном финансовом рынке, которого тоже нет.