Мир в обмен на выборы

Виртуальная реальность в Киеве мешает переговорам по Донбассу

В Минске 6 мая возобновилась работа Трехсторонней контактной группы по урегулированию кризиса на юго-востоке Украины. Представители ДНР и ЛНР назвали это событие «большим прорывом» и даже пообещали (правда, с существенными оговорками), что могут согласиться на статус автономии в составе единой Украины.

Подобный оптимизм представителей непризнанных республик можно понять. Почти два месяца после подписания Комплекса мер по реализации минских соглашений («Минск-2») не удавалось собрать предусмотренные этим документом рабочие группы — Киев и ОБСЕ не присылали своих представителей. И если ОБСЕ объясняла задержку сложным механизмом согласования кандидатур со странами-членами ОБСЕ, то Киев просто-напросто тянул время по причине своей незаинтересованности в начале прямого диалога с непризнанными республиками. Даже накануне встречи, напутствуя членов рабочих групп от Украины, Петр Порошенко специально упомянул о необходимости соблюсти принцип представительства, соответствующий структуре Трехсторонней контактной группы. В Киеве это понимают так: в рабочих группах должны быть представлены Киев, Москва и ОБСЕ. И никого от непризнанных республик! Петр Порошенко не готов публично признать факт совместной работы над урегулированием кризиса на юго-востоке Украины с теми, кого по-прежнему в Киеве называют «террористами».

Я специально обращаю внимание на эту, казалось бы, несущественную деталь для того, чтобы было понятно, до какой степени абсурда доведена собственной пропагандистской кампанией ситуация в Киеве. И президент Украины не может с этой виртуальной реальностью не считаться. Ибо в ней живет абсолютное большинство украинского политического класса. Не в последнюю очередь из-за того, что эта виртуальная реальность опирается на тысячи хорошо вооруженных и мотивированных людей из добровольческих батальонов, пока только формально интегрированных в Вооруженные силы Украины или Национальную гвардию.

Однако вот действующий от имени и по поручению президента Украины глава военно-гражданской администрации Донецкой области (тех ее районов, которые подконтрольны Киеву) Александр Кихтенко позволяет себе занимать позицию ответственного руководителя, для которого интересы выживания жителей Донецкой области по обе стороны противостояния — главный приоритет. Поэтому он пытается выступать за снятие экономической блокады с территории, подконтрольной ДНР, и облегчение коммуникации между жителями области по разные стороны линии разграничения. В отличие от Порошенко, не имеющего консолидированной поддержки ни в политическом классе, ни в обществе и вынужденного считаться с виртуальной реальностью, Кихтенко, зависящий исключительно от воли президента Украины и отношения к нему жителей области, может себе позволить жить в реальном мире.

Самый важный вопрос, который предстоит решить одной из рабочих групп в Минске, — это определение статуса территорий, контролируемых сегодня непризнанными республиками. Очевидно, что без согласия по этому вопросу нельзя рассчитывать на решение всех прочих проблем, включая проблему обеспечения устойчивого перемирия.

Новый представитель России в Трехсторонней контактной группе Азамат Кульмухаметов после встречи 6 мая сказал, что поиск политического компромисса начнется с согласования процедур проведения местных выборов. Предполагается, что после местных выборов в районах, контролируемых ДНР и ЛНР, появятся легитимные для Киева и Запада представители непризнанных республик, с которыми и будет вестись диалог о статусе этих территорий.

Готов ли Киев вернуться к старой версии закона об особом режиме местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей или будет настаивать на новой версии, выдвигающей условием разоружение ополчения? Очевидно, что новая версия закона об особом режиме не имеет ровным счетом никаких шансов на реализацию, поскольку предполагает фактическую капитуляцию непризнанных республик. Это изначально блокирует поиск политического урегулирования кризиса, а значит, и возобновившуюся работу Трехсторонней контактной группы.

Почему Петр Порошенко отказывается от проведения местных выборов на территориях ДНР и ЛНР при сохранении там status quo? Киев понимает, что победу на этих выборах одержат политики и партии, настроенные, мягко говоря, критически по отношению к Киеву. И тогда у нынешней украинской власти появится украинский же оппонент, что разрушит всю тщательно выстраиваемую Киевом пропагандистскую концепцию кризиса — Украина воюет с Россией и ее «наемниками-террористами». Именно этого Киев не готов пока допустить.

Но реально ли провести честные выборы в Донбассе при сохранении status quo? На мой взгляд, это сложно, но реально. Для этого потребовалось бы обеспечить плотный международный контроль за выборами и пришлось бы увести людей с оружием с улиц Донецка и Луганска. Также необходимо обеспечить доступ на телевидение, которое смотрят жители непризнанных республик, всех участников избирательной кампании, включая даже украинских радикалов. Пойдут ли Киев и непризнанные республики на это — пока большой вопрос. Возможно, он разрешится уже на ближайшем заседании рабочей группы Трехсторонней контактной группы 16 мая.