Черные дыры санации

За чей счет обогатится Агентство по страхованию вкладов

Малоизвестный банк «Российский капитал» скоро может стать одной из самых заметных звезд на отечественном финансовом небосклоне. И, перефразируя поэта, не в силу собственной яркости, а потому что другие банковские «светила» померкнут с его появлением.

«Роскапиталу» отводится роль государственного санатора. Он получает высочайший мандат на расчистку балансов проблемных банков, и вытеснение из санационного бизнеса частных игроков.

Правда, председатель Центробанка Эльвира Набиуллина утверждает, что «Роскапитал» должен подключаться к санации лишь в тех случаях, «когда рынок не хочет участвовать в этом процессе». Но чем меньше денег остается в Фонде страхования вкладов, тем весомее звучат аргументы в пользу создания мега-санатора.

Ведь сейчас получается так: банки, в которых есть, чем поживиться — филиальная сеть, клиентура и т.п., — достаются в качестве санируемых своим более удачливым частным конкурентам. А с безнадежными аутсайдерами, разбухшими за счет депозитов физлиц и из-за них (а точнее — из-за непомерно высоких процентных ставок) рухнувшими, приходится возиться Агентству по страхованию вкладов (АСВ). Неспроста эта госкорпорация собирается даже обратиться в ЦБ за 110-миллиардным кредитом, если, как уточняет глава АСВ Юрий Исаев, «произойдет хотя бы один страховой случай».

Дабы не превращать подобное латание дыр в систему, логично сделать так, чтобы АСВ не собирало «санационные» крохи, а наоборот, — имело возможность забирать самые аппетитные куски. Неслучайно «Роскапитал» — «дочка» АСВ. Руководить им теперь, скорее всего, будет Михаил Кузовлев, за плечами которого интеграция в группу ВТБ Гута-банка и Банка Москвы. А саму идею мега-санатора активно продвигает Минфин.

Можно, впрочем, не увеличивать доходы АСВ, а сокращать расходы. Предложил же глава Сбербанка Герман Греф ограничить суммарный размер страховых выплат на одного вкладчика. А министр экономического развития Алексей Улюкаев говорит о «франшизе» — чтобы 90 процентов депозита были застрахованы государством, а риски за оставшуюся часть разделял сам клиент.

Греф и его сторонники ссылаются на необходимость остановить «профессиональных» (или «серийных») вкладчиков, которые уже ухитрились получить от АСВ более 6 миллионов рублей на каждого.

Но речь идет о весьма непопулярной мере. Та же Набиуллина опасается, что нововведения подобного рода ударят по репутации банковского сектора и отпугнут вкладчиков. С этой точки зрения создание мега-санатора может показаться гораздо меньшим злом. Все-таки недовольство граждан, лишенных обещанной страховки, и недополученная прибыль частных банков, поднаторевших на санации, — это «две большие разницы».

Возникает лишь один вопрос — за счет чего тот же «Роскапитал» будет «отбивать» вложенные в него государственные средства и пополнять авуары АСВ?

Как признают сами банкиры, главная цель санатора — «уговорить владельцев депозитов пойти на дисконт». Когда частный банк таким образом «усмиряет» вкладчиков — это может быть болезненно для последних, но в принципе объяснимо и приемлемо. Чего еще ждать от «акул капитализма»?

Но если «Роскапитал» становится «санатором номер один» — в его лице «принуждать вкладчиков к миру» будет уже государство. Причем, ожидать уменьшения размера дисконта не приходится. Иначе мега-санатор станет убыточным. А его убытки —это новые потери бюджета.

Получается, предотвратить дефолт системы страхования вкладов не удастся, не залезая в карманы самих граждан. Мега-санатор по факту введет в обиход ту самую ненавистную ЦБ «франшизу». Просто распространяться она будет на клиентов сравнительно крупных банков, а не высоко рискованных «живопырок». Если, конечно, выгоды от их санации, неожиданно, не окажутся выше издержек, связанных с отзывом лицензии.

Только репутационные потери отечественной банковской системы при такой калькуляции принимать в расчет не рекомендуется. Перевесят.

Экономика00:0220 июня

Нам не надо

Россия отдает свои богатства Китаю. На очереди Северная Корея