Почему без гермошлема?

Явление полковника Скалозуба музейным работникам

На этой неделе директором Херсонесского музея-заповедника в Севастополе вместо историка Андрея Кулагина был назначен священник — благочинный Севастопольского округа РПЦ протоиерей Сергий Халюта. Из светского образования за плечами у батюшки — медучилище, которое он окончил в 1987 году.

Это назначение в «Херсонесе» уже второе за полгода: в феврале Кулагин, до того возглавлявший в музее отдел подводной археологии, сам сменил прежнего руководителя музея Леонида Жунько. Тогда, комментируя назначение Кулагина, начальник Главного управления культуры и охраны культурного наследия департамента социальной политики правительства Севастополя Александр Литвиненко сообщил музейным работникам, что «были еще кандидаты, но мы смогли нормально, вежливо, спокойно убедить Сергея Ивановича (Меняйло). Может, слово «победа» в данной ситуации и неприменимо, но назначение человека из вашей музейной среды — это очень хороший знак».

Что же, судя по всему, убедить губернатора Сергея Меняйло не удалось, и «победа» оказалась временной. Невозможно убедить того, кто не имеет аппарата для усвоения аргументов.

В Кремле назначение священника начальником светского научного учреждения уже раскритиковали. По словам советника президента РФ по культуре Владимира Толстого, «это решение поспешное и недостаточно продуманное, и, на мой взгляд, ошибочное».

Однако замначальника департамента по внутренней политике правительства Севастополя Алексей Бахромеев сообщил журналистам, что на слова советника по культуре губернатор Севастополя реагировать не собирается, а протоиерей Халюта останется руководителем музея.

Уроженец Северной Осетии Сергей Меняйло — человек, далекий от науки. По образованию он инженер-штурман, окончил Каспийское высшее военно-морское училище. До 2011 года работал заместителем командующего Черноморским флотом России, является вице-адмиралом запаса.

Резкие ответы бывшего военного на возражения музейных работников, внезапно оказавшихся под началом человека, далекого от музейного дела, — «Я так решил, и я имею на это право» — вызвали в памяти бессмертный и даже в какой-то мере ностальгический (о, школьные годы чудесные) образ грибоедовского полковника Скалозуба из «Горе от ума»:

«Ученостью меня не обморочишь;
Скликай других, а если хочешь,
Я князь-Григорию и вам
Фельдфебеля в Вольтеры дам,
Он в три шеренги вас построит,
А пикните, так мигом успокоит
».

Удивительно, как мало изменилось в манере руководить за прошедшие века и какую поразительную преемственность показывает наша бюрократия. Вот губернатор Меняйло говорит с учеными, сотрудниками музея: они ему про опасность того, что церковь закопает раскопки, внесенные в список ЮНЕСКО, а он им — о том, что нельзя разговаривать с «человеком в костюме», держа руки в карманах. Это напоминает классику народного фольклора. В советских анекдотах о военных такой заход пародировался часто: «Если такие умные, почему строем не ходите? Как стоишь, как уши держишь? Почему без гермошлема?».

Еще губернатор Севастополя мотивировал назначение протоиерея директором музея тем, что «религия испокон веков занималась наукой». И, надо сказать, с этим действительно не поспоришь — судьба Джордано Бруно или Галилео Галилея служат явным тому доказательством. К слову сказать, и на эту тему давно писал Евтушенко:

«Ученый, сверстник Галилея,
Был Галилея не глупее.
Он знал, что вертится Земля,
Но у него была семья
».

Вообще, сегодня наступило время, когда можно или возмущаться и негодовать, как сотрудники «Херсонеса», или уже расслабиться и наблюдать, делая заметки для истории.

Во втором случае для более полного понимания сути происходящего полезно перечитать академические источники. (Я всем всегда советую читать академические источники. У меня есть приятель, черпающий большую часть своих знаний из газет типа «Инопланетяне опять атакуют Землю», где тоже порой печатают как бы исторические заметки. В результате недавно выяснилось, что он был убежден, будто Александр I лично убивал папеньку золотой табакеркой. Не повторяйте чужих ошибок, читайте только проверенные временем научные работы! Ведь невозможно же всерьез обсуждать судьбы родины с необразованными людьми.)

Пользуясь случаем, хочу порекомендовать книгу зоолога Десмонда Морриса «Голая обезьяна» (популярно о человеческом поведении с точки зрения зоолога, о религии и выстраивании иерархии в обществе), книгу Джеймса Фрезэра «Золотая ветвь» (популярно о мировых религиях и мифах) и труды историка Михаила Лемке, например «Николаевские жандармы и литература 1826-1855 гг. по подлинным делам Третьего отделения Собственной Е. И. Величия канцелярии» (в репринтном издании). У Лемке, кстати, можно прочитать не только о жандармах, но и о становлении официальной российской идеологии николаевского времени — «теории официальной народности», придуманной тогдашним министром просвещения графом С.С. Уваровым.

Согласно уваровской теории, русский народ по своей природе глубоко религиозен и предан престолу. Под народностью же понималось противостояние тлетворному и разлагающемуся — уже тогда! — Западу. Как видно, от полковника Скалозуба и графа Уварова мы и правда ушли не так далеко, как хотелось бы. Несмотря на прошедшие с тех времен почти двести лет.