Рука Кремля

Администрация президента вынуждена бороться с админресурсом

Осенние выборы 2015 года пока очень буднично воспринимаются общественным сознанием. Где-то кого-то не зарегистрировали, кто-то недособрал подписей или собрал некачественно и теперь судится с региональными избиркомами — обыденная суета сует. В общем-то, подобное неэкзальтированное отношение к выборам, без «судьбоносных» причитаний, на самом деле нормальное явление. Однако выборы-2015, выдвижение кандидатов на которые уже завершено, а окончание регистрации ожидается 17 августа, заслуживают более пристального внимания.

Во-первых, масштабом и размахом, превосходящим уровень прошлого года. Выборы пройдут во всех регионах России, кроме Кабардино-Балкарии. В них принимают участие (по состоянию на начало августа) 55 политических партий. Все парламентские партии выдвинули кандидатов на губернаторские выборы в 20 регионах и списки на выборах региональных парламентов в 11 регионах. Еще в 25 регионах состоятся выборы городских дум. 27 партий (плюс один самовыдвиженец в Кемеровской области) участвуют в выборах губернаторов, 39 — в выборах региональных заксобраний и гордум. Суммарное количество кампаний во всех регионах — 10 733, а количество замещаемых мандатов разного уровня — 92 170 (вдвое больше, чем в 2014 году). В сентябре 2015 года в выборах смогут принять участие 53 270 749 избирателей, то есть более половины от общего количества.

А во-вторых, выборы 2015 года, конечно же, являются «генеральной репетицией» выборов 2016-го — выборов Думы и 38 региональных законодательных собраний. А это имеет колоссальное значение — и не только с точки зрения избирательных технологий или даже непосредственных результатов. Есть ведь и результаты иного порядка. Мы все помним (и власть прекрасно помнит), что поводом к «болотной» эпопее стали многочисленные сигналы о нарушениях выборного законодательства, процедур и тому подобное. Совершенно очевидно, что повторение подобного в 2016 году предоставит оппозиции и ее заграничным партнерам возможность повторного запуска «болотного сценария». Поэтому в нынешней ситуации именно власть как никто другой заинтересована, чтобы выборы 2016-го и 2015 годов прошли чисто, честно и без политического скандала.

Поэтому пресловутая «рука Кремля» прямо-таки вынуждена бороться в регионах не с «неугодными» кандидатами, а с региональными властями, которые, увы, не могут избежать соблазна вмешаться в избирательный процесс. Желая упростить себе жизнь и не допустить в региональные парламенты критиков и оппонентов, обеспечить спокойное переизбрание на губернаторских выборах, они пускают в ход административные рычаги. И тем самым оказывают Кремлю медвежью услугу, ведь обвинения в «зажиме демократии» и фальсификации выборов привычно адресуются оппозицией на самый верх. Получается, регионалы при власти неплохо устроились: решая собственные проблемы за счет административного ресурса, репутационные издержки, как и необходимость «разруливать» возникающие конфликты, они перекладывают на Кремль. Вероятно, в надежде, что их потом пожурят, но быстро простят — мы же лояльные...

Но это такая «лояльность», которая как та простота, что хуже воровства. Потому что «простаки» не отдают себе отчета в том, что практически играют с огнем: обеспечивая себе спокойную жизнь, они не задумываются, что своими неуклюжими действиями способны разбалансировать работу политической системы и подточить ее легитимность.

Неудивительно, что представители президентской администрации, прежде всего Вячеслав Володин, уже не первый год говорят о необходимости открытости, конкуренции на выборах, что обеспечит легитимность их результатов. Причем результат любой ценой никому не нужен. Речь идет прежде всего о качестве участников выборного процесса. Он всегда настаивает на том, что губернаторы не должны бояться открытой политической конкуренции, должны уметь вести политическую борьбу и выигрывать в ней. Им прозрачно намекают, что Центризбирком и суды будут восстанавливать в правах тех кандидатов, что были сняты с гонки в угоду местным начальникам. Такие примеры уже были в прошлую кампанию в некоторых регионах: в Нижнем, Липецке, Самаре, Санкт-Петербурге в административном экстазе «сносили» всех, кто мог показаться «неугодным» местному начальству. Правда, большинство жалоб и апелляций было удовлетворено, но легитимности результатам выборов это, по понятным причинам, не добавляло.

Однако, похоже, уроки прежней кампании на местах усвоили не все, иначе новая не ознаменовалась бы столь похожими скандалами. Судя по событиям последних недель, в действиях «руки Кремля» прослеживается определенная логика: если кандидаты — системные и несистемные — грубо и явно нарушают избирательный закон, то их, спору нет, нужно снимать с дистанции. Но если нарушения неочевидные или спорные — не создавать поводов для политических конфликтов на пустом месте. Тем не менее поводы создаются.

Одной из наиболее нашумевших стала ситуация в Омской области, где от губернаторских выборов был отстранен имеющий неплохой авторитет в регионе кандидат — причем не из «несогласных», а действующий депутат Госдумы от КПРФ Олег Денисенко. Теперь его дело разбирает суд, результаты последуют на этой неделе. Как известно, облизбирком не зарегистрировал Денисенко кандидатом на том основании, что муниципальный депутат от Крутинского района Омской области Нина Лушова «подписалась» и за него, и за кандидата от власти — врио губернатора Виктора Назарова. Без подписи Лушовой Денисенко не проходит муниципальный фильтр. Денисенко, не без оснований считающийся серьезным соперником Назарова (эксперты предполагают второй тур в случае его участия), уже заявил, что на Лушову и других муниципальных депутатов было оказано беспрецедентное давление. Как заявила сама Лушова, ей было прямо указано, что «если все без исключения районные депутаты не подпишутся за Назарова, то у Крутинского района будут проблемы с финансированием». Если факт беспардонного шантажа со стороны представителей власти будет подтвержден судом, то врио губернатора попадет в очень сложное положение. У Кремля не будет никаких причин поддерживать его в такой скандальной ситуации, и есть все основания полагать, что суд восстановит Денисенко в правах. А повышение рейтинга областные власти ему уже обеспечили.

Другая скандально известная ситуация сложилась в Костроме, где глава областного предвыборного штаба демкоалиции ПАРНАС Андрей Пивоваров был арестован по обвинению в незаконном доступе к базам данных избирателей, да еще в компании с офицером полиции. Судя по всем признаниям, факт этот имел место, что не отменяет другого факта: в Костроме демкоалиция действительно работала профессионально, и подписи в общем и целом ей собрать удалось. Субботнее решение костромского облизбиркома, забраковавшего-таки 11 процентов подписей и потому отказавшего ПАРНАСу в регистрации, оспорено в ЦИК. При серьезной работе демкоалиции ничто и никто не мешает участвовать в выборах. Только это действительно должна быть серьезная работа с избирателями — «на земле», а не только в Facebook. В Костромской области, судя по отчетам СМИ и рассказам самих демократов, такая работа действительно была.

А вот в других регионах демократы, похоже, рассчитывали на привычный инструментарий: самопиар, скандалы, крик, шантаж голодовками и прочее. Поэтому работа по реальному сбору реальных подписей оказалась сорвана — что, в общем, неудивительно: собирать подписи в свою поддержку у реальных жителей российского региона — совсем не то, что собирать лайки в интернете. В результате демкоалицию не зарегистрировали ни в Новосибирске, ни в Магадане, а в Калуге. Трезво оценив свои шансы после скандалов с местными демократическими активистами и выявления значительного количества поддельных подписей, она сама сошла с дистанции. Возможно господин Навальный не уделил должного внимания реальной работе, поскольку рассчитывал, что «сверху» ему будут помогать, как в истории в московскими выборами мэра. Но с какой, собственно, стати? Теперь у него появилась дополнительная возможность понять, что, прибегая к услугам таких политтехнологов, как господин Волков, поневоле окажешься жертвой провокации. А возможно, изначально расчет и был на скандал — судебный процесс Навальный VS Локоть и голодовка под заранее приглашенные телекамеры «Открытой России» в Новосибирске; раскол среди местных демократических активистов в Калужской области и «самострел» с саморазоблачением о наличии большого количества фальшивых подписей; «арест пропагандиста» в Костроме и так далее. При этом явка на праймериз демкоалиции составила в разных регионах от 0,02 до 0,07 процента, что лучше всяких слов говорит об интересе избирателей к ее деятельности. Так что с партсписками у демкоалиции получается не очень, остается уповать на одномандатников в ряде регионов.

Любопытно оценить укорененность демократических партий в регионах по соотношению «варягов» и местных кандидатов в выдвигавшихся ими списках. У ПАРНАСа в Калужской области из 82 кандидатов лишь 6 были жителями региона. В Костромской области — 8 из 43, в Новосибирской — 9 из 107, в Магаданской — 3 из 24. «Гражданская инициатива»: Калужская область — 20 из 87, Магаданская — 1 из 18. Таким образом, в указанных четырех регионах эти две партии выдвинули 361 кандидата, из которых местных оказалось только 47 (13 процентов). Невольно вспоминается хрестоматийное: «Страшно далеки они от народа...»

Видимо, именно этим объясняется и полный провал демократических партий по линии выборов органов местного самоуправления (ОМСУ). В 2015 году выборы ОМСУ пройдут по смешанной системе в 18 регионах, где в 2016-м будут избирать заксобрания. То есть в этих регионах партии могут выполнить квалификационные требования для подачи списков в 2016-м без сбора подписей. Казалось бы, они должны были за это рьяно взяться, тем более что «фильтры» вызывают у демократов бесконечные жалобы и нарекания. Однако ни ПАРНАС, ни «Гражданская инициатива», ни Партия национальной безопасности Оксаны Дмитриевой не выдвинули на выборы ОМСУ 2015 года в этих 18 регионах ни одного списка. Та же ситуация — и с одномандатными округами: ПАРНАС выдвинул одного кандидата в Нижегородской области, «Гражданская инициатива» — тоже одного, в Чувашии, Партия национальной безопасности — вообще ни одного. Так что опять придется собирать подписи. Может быть, таким, как Волков, как раз нравится этот рисовательный процесс, как и освоение соответствующих бюджетов.

Кампания 2015 года приоткрыла интересную особенность политического поведения демкоалиции. В «офлайне», при непосредственном общении с избирателями, ее активисты фактически вынуждены скрывать свою настоящую политическую программу. Весьма показателен в этом отношении был состоявшийся несколько дней назад диалог о предвыборной ситуации в прямом эфире «Радио Свобода», где журналист Михаил Соколов прямо-таки донимал оппозиционного политика Илью Яшина вопросами о том, рассказывал ли он избирателям о претензиях в адрес Владимира Путина или о несогласии с присоединением Крыма и позицией России по Донбассу. Яшин всякий раз начинал рассуждать о том, что с избирателями надо говорить об их локальных проблемах, а уж если они спросят прямо про Путина или Крым, тогда уж прямо и отвечать. Даже журналист, не скрывающий своего критического отношения к власти, заключил, что оппозиционер просто уходит от ответа.

Вот такой парадокс: в регионы демкоалиция привозит московских лидеров, поскольку авторитетных политиков регионального уровня у нее просто нет. Но эти «залетные» гости вынуждены в общении с избирателями ограничиваться рассуждениями о проблемах местного ЖКХ или критиковать губернаторов. Неудивительно — ведь если они начнут в регионах разворачивать свою реальную политическую программу, есть все шансы, что встречи с избирателями, вполне определенно поддерживающими и Путина, и присоединение Крыма, закончатся не совсем толерантно. (Все это имеет отношение не только к ПАРНАСу, но и к «Гражданской инициативе», получившей отказ в регистрации списка в Магаданской и Калужской областях). Хотя, честно говоря, такая практика граничит уже с обманом избирателей — подписи собираются под региональную повестку (как, например, пресловутый «пехтинг» в Магаданской области), а в общефедеральной повестке у демкоалиции совсем другие задачи и цели.

Однако интересные новости кампании-2015 возникают, конечно, отнюдь не только в стане демкоалиции. Несмотря на расхожие суждения о предрешенности всего и вся, реальная предвыборная практика в регионах свидетельствует о реальной политике, конкуренции и коалициях, различных сценариях кампаний. Конечно, в рамках одной статьи невозможно подробно проанализировать все ситуации, потому коснемся наиболее значимых.

На губернаторских выборах отчетливо выделяются регионы, где кампания пройдет по конкурентному сценарию, — это Омская (здесь, впрочем, частично реализуется и коалиционный сценарий), Ростовская, Иркутская области. Омской области мы уже коснулись — здесь Денисенко намерен продолжать борьбу. В Иркутской области кандидат от КПРФ, депутат Госдумы Сергей Левченко активно атакует врио губернатора Сергея Ерощенко, создавая движение из сторонников КПРФ, «Патриотов России», РППС и «Гражданской платформы». В Ростовской области кандидату от ЕР Василию Голубеву оппонируют сильные кандидаты от парламентской оппозиции: Николай Коломейцев (КПРФ) и Михаил Емельянов (СР).

Коалиционный сценарий отчетливо реализуется в Архангельской, Брянской и Смоленской областях. В рамках коалиционных договоренностей, например, «Единая Россия» не стала выдвигать кандидата в Смоленской области, а ЛДПР — в Брянской. Зато в Смоленской области губернатор Алексей Островский (ЛДПР) внес в список кандидатов в Совет Федерации представителя ЕР Франка Клинцевича. А в Брянской области — наоборот: врио губернатора Александр Богомаз (ЕР) выдвигает в сенаторы представителя ЛДПР Сергея Калашникова. В Омской области в рамках договоренностей с ЕР снял свою кандидатуту Иосиф Дроботенко из «Справедливой России», но представитель СР Елена Мизулина выдвинута врио губернатора Назаровым в сенаторы. В Архангельской области врио губернатора Орлов включил в свой список мэра областного центра Павленко и известного в регионе политика Вторыгину, от которых ожидали самостоятельных политических сценариев.

Большинство кандидатов, выдвинутых на эти выборы парламентскими партиями, были успешно зарегистрированы, причем соотношение между выдвинутыми и зарегистрированными у всех четырех партий примерно одно и то же, что говорит в целом о беспристрастном подходе избиркомов. Непарламентские партии выдвинули по состоянию на начало августа 53 кандидата, из которых зарегистрированы 18.

Отметим, что парламентские партии рассматривают участие в губернаторских выборах и как «обкатку» будущих кандидатов-одномандатников. Поэтому в них принимают участие 19 депутатов Госдумы (9 — от КПРФ, 8 — от ЛДПР, 2 — от СР).

Выборы в законодательные собрания парламентские партии, несомненно, рассматривают и используют как подготовку к думским выборам 2016 года. «Единая Россия» успешно провела — причем по самым открытым моделям — праймериз в 11 регионах; средняя явка избирателей составила семь-десять процентов, а круг участников не ограничивался членами самой партии. КПРФ ведет наиболее активные кампании в Иркутской и Омской областях, в Республике Марий Эл. В некоторых регионах зюгановцев начинают теснить «Коммунисты России», но в их рядах практически нет медийных фигур, в отличие от КПРФ, так что смены флагов в этой нише электорального спектра пока не предвидится. «Справедливая Россия» сконцентрировалась на выборах в заксобрания, активно работая с темами тарифов ЖКХ и «детей войны». При этом лидер партии Сергей Миронов возглавил 10 из 11 партсписков в регионах, да еще и список в городскую думу в Орле. ЛДПР по-прежнему испытывает «кадровый голод»: Владимир Жириновский лично возглавляет партийные списки во всех 11 регионах, где в сентябре пройдут выборы в заксобрания.

Из непарламентских партий в кампании-2015 наиболее активно проявили себя «Коммунисты России» (совокупно выставили 1 576 кандидатов на выборы всех уровней), «Родина» (1 149), «Патриоты России» (1 135), «Яблоко» (971).

Отметим, кстати, что если совокупное количество кандидатов, выставленных для единого дня голосования 2015 года «Родиной», «Коммунистами России» и «Патриотами России», исчисляется тысячами, то счет кандидатов ПАРНАСа, Партии национальной безопасности России, «Гражданской инициативы» идет в лучшем случае на сотни («Гражданская инициатива» и до сотни не дотянула). Это свидетельствует о том, что активность демкоалиции на выборах этого года как минимум на порядок ниже.

Весьма заметны усилия «Яблока». Партия выдвигает кандидатов на всех уровнях (на губернаторские выборы выставлены четверо, списки в заксобрания сформированы в 7 регионах из 11), активно привлекает в свои ряды известные в регионах фигуры либерального толка (Стариков в Новосибирской области; Котляр, «репрессированная» демкоалицией, — в Калужской области). Серьезны шансы «Яблока» в Новосибирской и Костромской областях. «Родина» также заметно наращивает усилия, стремясь вернуть хотя бы часть былой популярности к выборам 2016 года. Она выдвинула кандидатов в губернаторы в девяти регионах, участвует во всех 11 выборах региональных парламентов и в выборах 25 городских дум. Однако избирательные перспективы «Родины» пока туманны. Партия позиционирует себя как «спецназ президента», входит в ОНФ. Но нарочито агрессивный стиль кампании, попытки втиснуться между ЕР, СР и «Патриотами России» отпугивают местные элиты (не потому ли из девяти выставленных кандидатов в губернаторы «Родина» смогла зарегистрировать лишь одного?). Неплохи — в сравнительной перспективе — шансы «Гражданской платформы», у которой зарегистрированы двое из троих выставленных на губернаторские выборы кандидатов. Что же касается активности расставшейся с СР Оксаны Дмитриевой с ее новой Партией национальной безопасности России, то, скорее всего, она готовит себе позиции для будущей баллотировки в Госдуму — вступив с кем-то в коалицию либо в одномандатном округе.

Отметим, что Партия национальной безопасности России получила отказ в регистрации списков во всех трех областях, где пыталась участвовать в выборах-2015 (Магаданской, Воронежской и Курганской). Но запомнится она, конечно, не этим, а прямо-таки потрясающим списком в Курганской области, где была продемонстрирована семейственность во всей красе. Шесть партийных выдвиженцев-родственников представляли одну семью: Иван Камшилов (бывший депутат гордумы), его жена, сестра, дочь и два внука. При этом Камшилов был исключен из списка за то, что не указал имеющейся судимости. Хороша национальная безопасность!

Россия00:0021 апреля

«Многие пожалели о своем решении»

Русские уезжали в Америку и пытались стать элитой. Получилось не у всех