Гастроли инфанта

Почему мировые лидеры фотографируются с Колей Лукашенко

Коля Лукашенко за последний месяц ослепил мировой истеблишмент дважды.

Первый раз 1-3 сентября, когда снялся с главами государств в Китае во время празднования сразу двух семидесятилетий: победы китайского народа в войне с Японией и окончания Второй мировой войны.

Торжественный голос за кадром объявляет: «Президент Белоруссии Александр Лукашенко и его сын», и они начинают плавное парное движение по красной дорожке от мавзолея Мао Цзэдуна к президентской чете. Батька — в темном костюме, крупный, высокий, со строгим лицом, а Коля – в серо-серебристом костюме и галстуке на крахмально-белой сорочке, миловидный и невозмутимый, как Кай из «Снежной королевы». Колю обнимает президент Си Цзиньпин, в черном френче, жмет ему руку, его обнимает и целует в щеку и первая леди в красном платье.

Волшебная сказка. Сияющий мир. «О, маленький принц, как он прекрасен!» — воскликнули соцсети на китайском языке. Либеральные скептики только плечами пожали, но почти сразу получили задачку посложнее: 26-29 сентября во время юбилейного заседания Генеральной Ассамблеи ООН одиннадцатилетний Коля не только присутствовал в зале среди членов белорусской делегации, но и парадно снялся с улыбающейся четой Обама. «Обама — предатель демократических ценностей», — зло, с явной досадой прокомментировали разлетевшийся по миру снимок демократы, но все-таки нашли утешительную аналогию: Каддафи тоже путешествовал с пятизвездочной бедуинской палаткой, а Хрущев стучал ботинком по трибуне. Когда имеешь дело с диктатором-дикарем, приходится быть снисходительными к нарушениям этикета и протокола. Толерантность — высшее достижение современной политической культуры.

Толерантность эта тестировалась папой и сыном давно. Первый его сенсационный снимок датируется апрелем 2009 года — пятилетний Коля с Папой Римским Бенедиктом XVI в Ватикане: он сидит и сосредоточенно что-то разглядывает в белой коробке с гербом, а Папа Римский и Батька Белорусский беседуют за его спиной. Вот Коля в камуфляже рядом с Путиным за командным пунктом во время учений «Запад 2013», фото размещено на сайте президента России. Вот малыш принимает военные парады в Минске год за годом на День Независимости — он в мундире с такими же, как у отца, погонами. Вот он с Уго Чавесом во время официального визита Лукашенко в Венесуэлу в 2012 году, а вот у его гроба на официальном прощании год спустя. Коля участвует в протокольных мероприятиях — возлагает венки к монументам, сажает с отцом деревья. Его принимает спикер Верховной Рады Украины Александр Турчинов во время инаугурации президента Украины Петра Порошенко в 2014-м. В феврале 2015-го мальчик замечен на переговорах «нормандской четверки» по урегулированию ситуации в Донбассе. В апреле он уже в Грузии, через месяц – в Пакистане…

Вопросов здесь два. Один банальный — зачем Лукашенко возит с собой сына? И второй, посложнее — почему он везде принят и публично обласкан? Ведь если первый — о личности белорусского президента, то второй, напротив, — о нравах ведущих мировых политиков, столь жестоко обошедшихся с владельцем известного бедуинского шатра.

Анализировать с этой точки зрения президента Белоруссии — дело благодарное в силу его несложности. Коля — младший сын, сказочный славянский герой — оказался в центре его непростой вселенной, в нем сосредоточены все привязанности, все желания, в него помещена вся отцовская любовь. И вот Лукашенко дарит сыну мир, держа его на ладони. Он отпирает для него заповедные двери своим президентским ключом. Коля среди небожителей, он растет в мире богов от большой политики, он плоть от ее плоти.

На глазах у всего мира, ничуть не стесняясь мелко суетящихся от одних выборов к другим прогрессивных политиков, Лукашенко наглядно демонстрирует, что намерен оставить эту землю детям и внукам. Вот этим. Коля смотрится как его сын и внук одновременно, представляя собой воплощение успокоительной обывательской мечты. Он как сын и внук человечества, его можно отправлять в космос послом. Путешествуя с Колей, Лукашенко поглядывает на костюмных демократов с веселым прищуром и превосходством: я останусь, а ваш век короток. Какую стратегию может выстроить постоянно сменяющаяся власть? Только несменяемый может играть вдолгую, реализовывать Стратегию, у него есть временной ресурс, а сменяемый политик — всегда тактик, сиюминутный игрок, короток его век, придет другой, и все переиначит по-своему.

Говорят, что первоначальный совет почаще водить за руку Колю перед фотокамерами Лукашенко получил в 2008 году именно от европейского технолога: красивый, светлый мальчик смягчит образ сурового Батьки, привлечет симпатии на его сторону. Совет сработал — и после фотографии с Папой пошел тираж.

Можно не сомневаться, что подтянулись и консультанты-педагоги, знающие слабости Батьки. Книжка В.М. Боковой «Детство в царском доме. Как растили наследников русского престола» наверняка разобрана на цитаты: «Высокое положение обязывало детей с очень раннего возраста наравне со взрослыми принимать участие в официальных мероприятиях — военных смотрах, парадах, праздничных богослужениях, церемониальных шествиях, благотворительных базарах, парадных обедах, сопровождать родителей во время посещения школ, приютов, женских институтов и монастырей. При этом надевалась специальная одежда — парадная форма, придворное платье, ордена. Церемонии занимали многие часы, в течение которых приходилось стоять, соблюдая выправку и демонстрируя любезность и предупредительность. Лет с одиннадцати дети начинали участвовать в малых праздничных приемах (у них даже появлялись собственные пажи) и балах, где танцевали церемониальные танцы (в основном полонез) с кем-нибудь из почетных гостей». Но с консультантами так всегда: говорят, да не всё. Вряд ли они донесли до него нюансик из той же книги: «Когда французский посол маршал Мармон просил позволения официально представиться маленькому наследнику, Николай Павлович отклонил его просьбу: "Вы вскружите ему голову. Генерал, командовавший армиями, выражает свое почтение восьмилетнему ребенку!.. Я хочу сперва воспитать из сына человека, а потом уже сделать из него государя"».

О чем мы здесь говорим? О монархии. О как будто бы архаическом, музейном строе, принимающем в сегодняшнее время все более декоративные черты. Но в каком-то смысле это совсем не так.

Лукашенко обнажил удивительные скрытые механизмы, присущие массовому сознанию поистине в международных масштабах. Нет, нет, рационально граждане совсем не монархисты, они за свободу и выборы, они отвечают именно так на соцопросах, неизменно констатирующих падение популярности института монархии. Таковы убеждения людей. Но предубеждения иные. Миф о короле, королевне и принце, сказочка с волшебством и божественным покровительством, ожидания от монарших особ чудесных свойств, неординарного виденья потаенного, недоступного ловкому сити- или кантри-менеджеру существа дела, представление этих героев сказок в качестве надежных хранителей традиций прошлого — все это живет в подсознании, в прекрасном сне. Свадебные репортажи королевских особ всегда в топе. Рождественские обращения королев и королей имеют высочайшие рейтинги.

Это только кажется, что тучная дама, делающая книксен на приеме в Букингемском дворце, смотрится чудаковато — на самом деле за ней покой и уверенность в завтрашнем дне. Сладкая глянцевая греза и приверженность прагматике совсем не конфликтуют — они сосуществуют, удобно располагаясь на разных этажах восприятия. И реальность откликается — пока смутно, но уже ощутимо. Буши и Клинтоны, два августейших рода американской политики — вот главная интрига будущих выборов в США, и это понятно людям, приуставшим от случайных людей на политическом олимпе.

Бывший СССР00:0219 июня

Все цвета Киева

На украинский гей-парад пришли трансвеститы, депутаты и дипломаты. Было жарко
Бывший СССР00:0410 июня

Вскрыли консервы

На Украине делают современное оружие из подручных средств. Покупают даже шейхи