Мужчины за гранью нервного срыва

Жить с патологическим ревнивцем смертельно опасно

В Новосибирске муж депутата областного законодательного собрания Оксаны Бобровской взорвал себя и ее ручной гранатой. Взрыв произошел 27 ноября — через два дня после того, как в мире отмечался Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин.

Следствие предполагает, что причиной преступления стала ревность: муж Бобровской Никита подозревал жену в связи то ли с ее непосредственным начальником, депутатом горсовета Новосибирска Алексеем Джулаем, то ли еще с кем-то. Возможно, что успешная супруга вызывала у Никиты с его несложившейся карьерой военного проблемы с самооценкой. Одна из подруг погибшей, на которую ссылается «МК», сообщила, что «Никита вообще был патологически ревнив».

Что в реальности произошло — мы вряд ли узнаем, но известно, что на почве ревности в России происходит огромное количество преступлений. Например, в эти дни сайт «Нет насилию» публикует истории о домашнем насилии, и первая же из этих историй — о том, как проживающий в Березниках 46-летний мужчина полтора года истязал свою 33-летнюю сожительницу по причине ревности. Таких случаев множество, и большинство проходят незамеченными. Только за минувшую осень один ревнивец облил серной кислотой бывшую подругу и ее сына; другой сжег дом бывшей жены, оставив собственных детей без крыши над головой; третий, устроив поджог, стал причиной гибели бывшей возлюбленной в огне.

История Отелло и Дездемоны красиво смотрится только на сцене — в жизни ревность груба, грязна и приводит к уродливым последствиям. Два растерзанных тела на грязной мостовой. Пепелище. Изуродованные лица. Сиротство.

При всем этом ревность со стороны мужчины странным образом является одобряемой обществом эмоцией. «Ревнует — значит любит». «Не давала бы повода — не ревновал бы». Ревнивец вызывает не опасение, а умиление: «Он такой собственник!»

Эта романтизация ревности давно устарела — примерно тогда, когда психиатры выяснили, что постоянные подозрения в измене жены чаще всего появляются у супруга, чей мозг изувечен алкоголем, психическим заболеванием или травмой. Патологическая ревность, герои которой попадают потом в криминальные сводки, лечится не безупречным поведением жены, а таблетками в условиях стационара, потому что вероятнее всего является частью другого заболевания — шизофрении, алкогольного психоза, депрессии и тому подобного.

Конечно, нормальную, «здоровую» ревность могут испытывать все люди. Эволюционно у гетеросексуальных мужчин ревность связана с желанием быть уверенными в своем отцовстве — недаром недавнее широкомасштабное исследование ревности в США показало, что все человечество ревнует одним образом, а гетеросексуальные мужчины — другим. Если гетеросексуальные женщины, бисексуальные мужчины, бисексуальные женщины, геи и лесбиянки больше волнуются при известии об эмоциональной измене — когда их партнер влюбляется в другого, но не изменяет физически, то в гетеросексуальных мужчинах волну ревности поднимало известие о физической измене, а влюбленность партнерши в другого (в том случае, если физической измены не было) волнения не вызывала.

Но в случаях «здоровой» ревности после первого всплеска ярости или горя при известии об измене человек остается в состоянии выслушивать аргументы и менять свое мнение. Причем у «здорового» ревнивца имеются реальные основания для подозрений, а не домыслы, основанные на чужих словах или на том, что жена «потеряла платок», как это было с Отелло.

Та ревность, жертвы которой попадают в криминальные сводки, обычно вызывается такими факторами как «злоупотребление алкоголем, органические заболевания мозга, шизофрения, депрессия и другие психические расстройства, характеризующиеся аномальными нарушениями настроения», пишут медики.

Так что когда кто-то яростно ревнует жену, не стоит заранее предполагать, что «нет дыма без огня» и понимающе квакать в соцсетях про «насосала». Вполне может быть, что этот человек попросту нуждается в психиатрической помощи. У нас в стране все достаточно плохо как с алкоголизацией мужской части населения, так и с вызванными этим фактором нейродегенеративными заболеваниями.

Опять же и жене, на которую направлена ревность, не стоит надеяться, что все наладится. Не надо пытаться успокоить мужа безукоризненным поведением. Лучше прикинуть, не было ли у мужа травм головы, сколько алкоголя он употребляет (и как давно) и подумать о том, каким образом обеспечить ему медицинскую помощь. Главное, что следует знать, — ревнивец живет в своем собственном мире, он нерационален и опасен, причем не только для жены, но и для того, кого он в своем воображении выбрал на роль «соперника».

Приведу лишь некоторые признаки патологической ревности: требование подробных отчетов о том, как прошел день, проверка телефонных звонков и других средств коммуникаций, постоянные звонки с целью проверки где и с кем находится объект ревности, слежка, выставление условий, с кем можно общаться и с кем — нет, отсутствие доверия и самокритики, вербальное и/или физическое насилие по отношению к объекту ревности или к тому, кого ревнивец считает соперником, обвинение в изменах в категорической форме, отрицание собственного болезненного состояния.

Полиция у нас работает по принципу «когда убьют — тогда и приходите», поэтому важно знать, что ревность сама собой не пройдет, только усугубится. Женщины должны уметь спасать себя сами. Лечите ревнивца, а если такой возможности нет — незаметно отползайте в неизвестном ему направлении.

Вполне вероятно, что Оксана Бобровская осталась бы жива, а ее четырехлетняя дочка не стала бы круглой сиротой, получи ее муж Никита медицинскую помощь вовремя.