Большой брат Платон

На что обиделись дальнобойщики

«Это что за провокация? В какой больнице написали этот манифест?» — спрашивает на форуме «АвтоТрансИнфо» перевозчик Кувыков из Красноярска. Ему отвечает коллега из Тейково (Ивановская область): «Я выпал в осадок… Что за бред от лица дальнобойщиков?? На всю страну опозорили». Так обсуждают «Манифест дальнобойщиков России», неизвестно кем написанный (сперва предполагалось, что Александром Расторгуевым из питерского ПАРНАСа, но он открестился) и вызвавший самую насмешливую реакцию в сети. Манифест действительно глупый и наглый, и если ритуальные требования отставок не удивительны — закон жанра есть закон жанра, то требования отменить весовой контроль и заморозить цены на бензин и запчасти на ближайшие пять лет выглядят каким-то детским недоумием. «Тошнит от "Платона"! Но от того, что там написано, еще больше тошнит!!!» — резюмирует перевозчик Асонов из Коврова.

Да. Не все хотят выглядеть жлобами и дураками. Дальнобойщика обычно как представляют? Шансон, плечевая девка, кабина, обклеенная сисястыми блондами. Грубая мужская жизнь, радикулит и геморрой от сидячей работы, левый груз, нехитрые перекусы в дороге, редкие отпуска, поддержка антимайданов, прикатили на своих фурах и выступили против «болота», «пятой колонны», людей с бороденками. Вполне верноподданные ребята, идеальные друзья власти, можно сказать.

Но оказалось — клише не работает. Забастовщики дружат с интернетом, довольно грамотно формулируют свои требования и претензии, в большинстве своем готовы признать общую целесообразность нововведения, но главное — демонстрируют удивительную способность к самоорганизации. Именно к само-, а не извне (длань Госдепа все-таки не настолько длинна, чтобы покрыть 24 региона страны). Это первая всероссийская рабочая акция такого масштаба. И вместе с тем — почти европейского образца трудовой протест. Признак зрелого гражданского общества, есть чем гордиться.

Давно мы не видели массового выступления пролетариата за свои экономические права. Турбулентность в этом секторе — нечастое событие. Успешная турбулентность — еще более редкое. И пусть Росавтодор рапортует о ничтожном (от общей численности) количестве протестующих — каждый из этих нескольких тысяч со своим многотонным зверем весит несколько больше, чем городской «несогласный».

И пусть комически пугает депутат Госдумы господин Федоров, в духе госпожи Янукович с ее «американскими апельсинками, обколотыми наркотиками», обещая дальнобойщикам «американские оккупационные репрессии», неизбежные после победы «интервентов» и «украинских боевиков» — инициаторов протеста. Лидеры протеста в самом деле уже насобирали немало статей, начиная от нарушения порядка проведения массовых мероприятий (при неоднократных нарушениях это теперь уголовное дело), до терроризма, который при желании можно обнаружить в призывах к перекрытиям трасс, — но шить им, по Федорову, «коллаборационизм» с «национал-предателями» — значит демонстрировать испуг разбуженной нимфы. Отвыкли? Привыкайте. Пригодится, и не раз.

Дальнобойщики не простили государству многих ошибок — запуска масштабного федерального проекта без обсуждения его общественностью, размера тарифов и штрафов, директивной манеры внедрения новшества при общей неготовности инфраструктуры. Как это так: платить не по факту пробега по нашим хрупким федеральным трассам, но вперед, не успев еще сесть в машину? Каково это — платить системе, которая то не может принять платеж, то три раза подряд списывает деньги, то назначает тебе уже платные трассы?

Но особенно оскорбительна надзорная, контрольная функция платежной системы «Платон». Как это так — не иметь права по внезапной надобности свернуть с пути, особенно если ты не наемный работник, а сам себе хозяин (а среди дальнобоев таких немало)? Как это вообще — не иметь выбора? «Платон» обещает быть не просто платежным инструментом, но и Большим Братом — системой слежения за водителями, превращая дорогу в офис, где в туалет не сходишь без магнитной карты.

Хамство — вот что прежде всего разозлило транспортников. И особенно хамским, почти издевательским, выглядит пояснение авторов проекта, что имя системы — «Платон» (аббревиатура «плати» и «тонны»), помимо всего прочего, еще и «символ мудрости и справедливости». Перестарались с бренднеймингом: на лобовых стеклах фур появились портреты философа со слоганом «Мужики! Я не виноват».

Протестующие добились не победы, но серьезного послабления: временного сокращения тарифов, снижения штрафов более чем в 40 раз (10 тысяч рублей за повторное нарушение против первоначальных 450 тысяч), обещания не штрафовать самих водителей. Это не победа, но компромисс, который, впрочем, многие сочли приемлемым. И будет очень жаль, если протест пойдет по чужой шпаргалке — коммунистов ли, лдпровцев или парнасовцев — желающие прислониться к могучей силе дальнобоя выстроились до горизонта.

Сегодня среди забастовщиков раскол. Умеренные и радикалы тянут одеяло на себя: кто за полную отмену «Платона», а кто за здравые ее коррективы, кто за «поход на Москву», а кто категорически против, кто-то уже обольстился своей «ролью в истории», а кто-то, отстаивая социальную правоту, совсем не намерен таскать каштаны из огня для разных бодрых ребят. Но очевидно одно: питерскую идею «марша на Москву» (фактически — блокировки дорог большегрузами) поддерживают не все, и намерение превратить социальный протест в политический, со всем обычным в таком случае заматыванием основной повестки, симпатично далеко не большей части протестующих. Своя рубашка ближе к телу. Забастовки европейских авиадиспетчеров или работников метро, вошедших уже в репертуар европейских культурных традиций — ясный тому пример, Бороться надо за что борешься, а не за все хорошее, против всего плохого.

У нас другой рабочий класс, молодая совсем еще традиция отраслевых забастовок, и понести может в любую сторону. От многих обстоятельств зависит. Но главный вывод, который можно сделать уже сейчас из этой истории, — не надо ему, рабочему классу хамить и лишать его привычного уже права выбора. Больше это не проходит.

Рано или поздно какой-нибудь лже-Платон постучится в двери к каждому и начнет хамить. Так устроена жизнь, мало ли было примеров? И, возможно, нам придется научиться говорить «нет» чему-то, что возмущает или не устраивает. Главное — всегда и обязательно говорить громко, но корректно и своим голосом, не забывая о своих интересах, иначе и наше «шоссе, длиною в жизнь», как поется в песне про дальнобойщиков, превратится исключительно в платную дорогу.

Россия00:0315 октября

«Нереально всем уделить внимание»

Российских раковых больных решили поделить на богатых и бедных. Что происходит?