Левый марш соцблока

Почему правительству не дают покоя высокие зарплаты

Социальный блок правительства опять решил увеличить нагрузку на работодателей. Минтруд предлагает ежегодно с 2017 по 2021 годы на 2 процента увеличивать ставки взносов в Пенсионный фонд России с так называемых «высоких» зарплат. То есть с тех, которые сейчас достигают 796 тысяч рублей в год.

Авторы новации утверждают, что таким образом за 4 года удастся собрать дополнительно около 234 миллиардов рублей и, следовательно, окупить индексацию пенсий, которая становится неподъемной для бюджета. Иными словами, сбалансировать пенсионную систему Минтруд предлагает за счет повышения налоговой нагрузки. Причем под ударом оказываются прежде всего высокопроизводительные рабочие места.

По идее, предлагая увеличить страховые взносы для высоких зарплат, Минтруд должен был бы, что называется, начать с себя — сократить зарплаты так, чтобы общие расходы на фонд оплаты труда в итоге не изменились. Начать с министра, его замов и начальников департаментов, чьи доходы явно превышают «пороговый уровень». Да и другим ведомствам подобные самоограничения не помешали бы. Что, кстати, поспособствовало бы оттоку квалифицированных кадров из государственного в частный сектор экономики.

Но, конечно же, так далеко дело не пойдет. И чиновники Минтруда попытаются не просто сохранить свои доходы, но и, как бюджетники, — проиндексировать их за счет госказны.

Точно так же госкомпаниям особо ничего не грозит. На протяжении последнего десятилетия, несмотря на весьма неочевидную эффективность, они лидировали в гонке зарплат. И едва ли лишатся статуса самых привлекательных работодателей, несмотря на кризис и фискально-социальные новации. Просто соответствующие расходы они либо переложат через тарифы на потребителя, либо — на бюджет, еще больше сократив размеры дивидендов.

А вот у частного бизнеса возможностей для маневра гораздо меньше. Ему придется выбирать между расходами на персонал (зарплатами, полисами ДМС и прочими конкурентными «козырями» на рынке труда), инвестициями в основные фонды и прибылью собственников. Понятно, что любое из этих решений или даже их комбинация ведет к снижению деловой активности.

Причем, опять же, речь отнюдь не о зарплатах многочисленных консьержей, охранников из ЧОПов и прочих символов современной российской экономики. Нововведения Минтруда в первую очередь коснутся программистов, инженеров, высококвалифицированных рабочих в ОПК и автомобилестроении. А также наиболее квалицированных врачей, учителей и вузовских преподавателей. Ведь их средние зарплаты в целом ряде регионов давно уже вышли за «пороговое значение», благодаря реализации «майских указов».

В своих мемуарах «Сингапур: из третьего мира в первый» легендарный Ли Куан Ю детально описывает формирование в стране накопительной пенсионной системы, включая последовательный рост ставок для взносов с 5 до 25 процентов (как с работодателя, так и с работника). Иными словами, повышение доли отчислений в пенсионный фонд (здесь непринципиально, частный или государственный) вполне допустимо. Только при этом зарплаты должны расти быстрее — то есть в период экономического подъема. Чтобы работники видели эффект как в текущем моменте (благодаря увеличению реальных доходов), так и в долгосрочной перспективе (в виде растущих пенсионных прав).

Неужели Минтруд считает, что к концу нынешнего десятилетия высокопроизводительные рабочие места в реальном выражении подорожают более чем на 2 процента в год, на которые предлагается увеличить ставку страховых взносов? При том, что только в этом году, по прогнозам главы ведомства Максима Топилина, реальные зарплаты как раз сократятся на 3-4 процента. Или же Минтруд полагает, что России не нужны современные отрасли экономики, что нужно продолжать культивировать ресурсную зависимость, всеобщую уравниловку и поощрение уклонения от уплаты страховых взносов путем ухода в тень?

В чем-то этот подход удивительно совпадает с логикой оппонирующего соцблоку Минфина. Финансовое ведомство выступает за фактическое приравнивание страховых взносов к налогам и снижение их ставки на 1-2 процентных пункта. Что нельзя не приветствовать. Однако одновременно Минфин призывает отказаться от «уступок» работодателям, которые платят «высокие» зарплаты. Ведь сейчас ставка для таких окладов падает сначала с 30 процентов до 27,1 а затем до 15,1. А в случае реализации минфиновских предложений налоговая нагрузка на такие зарплаты возрастет чуть ли не вдвое.

Интересным диссонансом на этом фоне прозвучала идея руководителя Федерации независимых профсоюзов России Михаила Шмакова. По его мнению, для целого ряда граждан вроде фермеров, фрилансеров и прочих платящих страховые взносы по льготным ставкам следует создать отдельную пенсионную систему. Чтобы они получали пропорционально внесенному в Пенсионный фонд. А не столько же, сколько причитается при уходе на заслуженный отдых наемным работникам, за которых платили по полной. Только вот, развивая идею профлидера, мы рано или поздно придем к выводу о безальтернативности накопительной пенсионной системы. А безвозмездный уровень соцобеспечения должен сохраниться только для тех, кто по тем или иным причинам не смог заработать на трудовую пенсию.

В ежегодном рейтинге «Уплата налогов» группы Всемирного банка и PricewaterhouseCoopers Россия находится на 47-м месте, Казахстан — на 18-м. Что мешает России оказаться во втором десятке рядом с восточным соседом? Только одно — дичайшая квазиналоговая нагрузка на фонд оплаты труда, в 3 с лишним раза превышающая, по отношению к прибыли, аналогичный показатель в Казахстане. С учетом нынешних социальных новаций к 2021 году мы вполне можем опуститься в рейтинге во вторую сотню. Даже если остальной мир будет стоять на месте. Хотя он упорно движется вперед.

Экономика08:00 8 октября

История одного букета

Ремесленничество пробивает себе дорогу с помощью новых технологий
Экономика00:0314 октября

Ледяная дерзость

Эта страна запугивала НАТО Советским Союзом, а теперь не платит долги