Антрацит с лейкоцитом

Почему шахты «Северная» не было в соцсетях

Почти все двери на этажах шахтоуправления «Северной» открыты настежь, служащих на местах вдвое меньше обычного. Да и спасателей, некогда окопавшихся тут оперативными штабами, становится все меньше. Главные вопросы выяснены. В том числе самый главный: спасти 26 горняков, пропавших без вести 25 февраля, было невозможно, хотя все пытались — отнюдь не только по формальному протоколу МЧС.

За популярную в Рунете отсылку к опыту чилийской шахты Сан-Хосе (2010 год, 33 горняка под обвалом, спасательная операция длиной в 69 дней, выжили все) здесь, в двух десятках километрах от Воркуты, можно получить такой взгляд, что лучше и честнее было бы сразу в морду. Потому что обвал плохо закрепленной породы в медных копях — это совсем не то, что два взрыва метана в угольной шахте, где к газу добавляется еще и антрацитная пыль. А за призывы «спасти любой ценой» уже уплачено — еще шестью жизнями, после третьего взрыва 28 февраля.

В управлении «Северной» тепло, а вокруг мартовские минус 25 — что для Заполярья еще ничего, особенно без ветра. «Помесь / лейкоцита с антрацитом / называется Коцитом» (И.Бродский, «Представление», 1986) — очевидный случай из серии «поэта далеко заводит речь»: ледяное озеро, девятый круг по Данте — вполне рабочая ассоциация для постороннего, оказавшегося здесь после трагедии.

В гардеробе «Северной» листок формата А4 предупреждает, помимо прочего, о необходимости отслеживать «подозрительные телефонные переговоры и связи с регионами России и мира, откуда распространяется терроризм». Подпись: «Управление по обеспечению бизнеса».

«На территории компании категорически запрещается (...) проходить мимо нарушений правил безопасности и не принимать мер к их устранению», — сообщает список ключевых правил безопасности АО «Воркутауголь».

«У нас хороший потенциал, — уверяет с небольшого плаката гендиректор ОАО «Северсталь» Алексей Мордашов. — Нам есть на что опираться. У нас хорошие люди, хорошие предприятия. Поэтому не теряйте бодрости духа! Никакие спады нас не поколеблют. Мы найдем что ответить!»

«Работать умнее — гораздо важнее, чем работать больше для гарантированного будущего шахты», — сообщает «Бизнес-система "Северстали"». И разрешить этот парадокс поначалу непросто. Хотя гарантированное будущее идет с красной строки и другим шрифтом.

А рядом подводит итоги работы за январь Вадим Шаблаков, гендиректор компании «Воркутауголь»: «В целом год мы начали удачно, перевыполнив основные производственные показатели, однако, к сожалению, продолжаем получать травмы буквально на ровном месте. За январь мы получили три легкие травмы — одну на "Печорской" и две на "Воргашорской"(...). Я еще раз повторю: наша цель — сделать труд шахтера безопасным. А для этого каждый работник независимо от участка и позиции должен начать работать по-другому: не лихачить, не нарушать правила безопасности».

«В январе 2016 года не было зафиксировано производственных травм, — докладывает директор шахты «Северная» Михаил Тимофеев. — Это хороший показатель и хорошее начало трудовой деятельности в этом году. Благодарю всех работников за достигнутый, хотя и маленький, данный показатель. Молодцы!»

Желто-красная «Молния» — «Уважаемые коллеги, горняки!» — напоминает, что «ежегодно в период января-апреля происходит наибольшее количество производственных травм — до 50 процентов от всех несчастных случаев в году». «Нам всем необходимо помнить — в безопасности мелочей не бывает, от одной секунды может зависеть ваша жизнь», — подытоживает «Молния».

«Кура "Петруха", филе " Петруха", бедро "Петруха"» — холодильник в столовой предлагает «мясо по ценам городского рынка»: 174, 290 и 170 рублей соответственно.

«Держись за меня!» — восклицают перила. Над желтыми наклейками — очередной плакат: упавший мужчина, подпись «Он не держался за поручни!» и сообщение о том, что за них не держатся «более 70 процентов работников "Воркутауголь"».

На второй этаж шахтоуправления лучше не заходить вовсе. Там повсюду плакаты с изображением мальчиков и девочек и подписями: «Папа, береги себя», «Подумай о близких», «Папа, не езди по конвейерной ленте, давай вместе кататься с горки», «Не играй с судьбой, давай вместе сыграем в шахматы», «Папа, я жду тебя дома».

«Ввиду грядущей эпидемии гриппа в составе класс H1N1, а также с целью снижения заболеваемости рекомендуем», — призывает еще один корпоративный А4 на третьем этаже. Сверху — табличка «Общая нарядная. Командный пункт». Здесь был и главный штаб спасателей до того, как уйти из шахтоуправления пришлось всем — и сотрудникам «Северной», и МЧС, и особенно прессе. В офис пришли следователи, а сама шахта, судя по последним решениям техсовета, выходит из строя: для локализации пожара выработки затопят водой. Сроки затопления — до трех месяцев, срок введения в строй невозможно определить даже ориентировочно.

Остаются другие шахты — и, разумеется, сама Воркута. С единственной торгово-закупочной базой — продукты в основном с Северо-Запада и из Кирова, цены, по договоренности с администрацией, почти как на материке, но монополия и отсутствие конкуренции как таковой. Со смуглыми личностями, продающими на улицах чемоданчики с инструментами и бензопилы сомнительного происхождения. С повсеместной рекламой реструктуризации долгов по ЖКХ, табличками «возможен сход снега и льда с крыши, обрушение фрагментов фасада здания» и самими зданиями — не знавшими ни ремонта, ни обновления, ни новостроек по соседству. Кажется, самый младший из крупных социальных объектов последних лет — спорткомплекс «Олимп», где прощались с горняками и спасателями. Ему 30 лет, как и «Представлению» Бродского.

Воркута, однако, остается и как поле битвы всех против всех — на куда более высоком уровне, чем интересы маленького всем известного города. Генералитет МЧС на оперативных совещаниях выражает недовольство владельцами «Воркутаугля» в связи с выплатами компенсаций — но только ли в них дело? Следственный комитет специальным заявлением жестко ставит на место и.о. главы Коми Сергея Гапликова, потребовавшего было открытого расследования трагедии. Руководство республики извинилось за нарушение субординации — разумеется, не объясняя его причины. Все свободны, партия завершена? Или в публичном пространстве разыграли только дебют?

Отдельной строкой — Ростехнадзор. Ведомство последний раз проверяло «Северную» незадолго до трагедии, серьезных нарушений выявлено не было. Этот и другие тезисы о причинах случившегося — «одномоментное метановое облако», «аномалия выработанных пород» — глава Ростехнадзора Алексей Алешин высказал в начале марта на встрече с Владимиром Путиным. А днем позже глава государства предложил «посмотреть самым внимательным образом», не привел ли к взрывам на «Северной» «специальный способ добычи — который, кстати говоря, до сих пор считался самым безопасным». Доскональное и беспристрастное выполнение президентского поручения не предполагает, что все закончится ссылками на «силы природы» — версию, которой наряду с Алешиным придерживается и вице-премьер Аркадий Дворкович. Но кто именно будет «смотреть самым внимательным образом»? Те же люди, что проглядели «Северную»?

Прощальный пост в соцсети — едва ли не последнее, что можно сделать, покидая «Северную». Ее в списке геолокации нет, надо бы ввести. На экране возникает вопрос «Что это за место?». Из предложенных вариантов — «Дом», «Мероприятие», «Еда и рестораны», «Искусство и развлечения» — более всего подходит «Место работы и офис». Возможностей уточнить немного и здесь: здание университета, корпоративный офис, переговорная, стартап.

«Категории по запросу "шахта", — сообщает сеть, — не найдены».

Воркута — Москва

Россия00:03Сегодня

«Шла политическая бодяга»

В 90-х он написал главный документ страны. Теперь нашлись желающие его изменить