Алмазный гамбит Гайдамака

Почему надо ждать продолжения «Анголагейта»

Время раздувать скандалы — время их гасить. Пока информационные топы пестрят новыми подробностями загадочной смерти в Вашингтоне экс-министра печати Михаила Лесина, в Париже на свободу после почти 4-месячного заключения, практически незаметно для медийных софитов вышел еще один герой нулевых — российско-франко-израильский бизнесмен Аркадий Гайдамак.

На фоне произошедшего с Лесиным этот сюжет выглядит тусклым хэппи-эндом. Меркнет и сам «Анголагейт» — дело о поставках оружия в африканскую страну в обмен на нефть и конфликтные алмазы, которое превратило бывшего советского эмигранта в криминальную звезду международного класса и сильно взбудоражило французский истеблишмент.

Аркадий Гайдамак и его партнеры, включая президентского сына Жана-Кристофа Миттерана, заключали сделки с ангольскими властями в начале 90-х. Правоохранители Пятой республики обнаружили в этой торговле нарушения закона лишь в начале нулевых. Причем не обошлось без войны спецслужб. Наряду с Миттераном-младшим, «Анголагейт» зацепил бывшего министра внутренних дел Шарля Паскуа, которого сильно недолюбливало руководство французской разведки DSGE. К тому же, как утверждал позднее сам Гайдамак, тогдашнего президента Жака Ширака настораживали политические амбиции Паскуа.

Но сейчас это точно дела очень давно минувших дней. Ширак лишился титула хозяина Елисейского дворца в 2007-м. Паскуа скончался от сердечного приступа летом 2015-го. И, наверное, Гайдамак выбрал правильное время, когда в ноябре прошлого года «решил завершить все расчеты с французской юстицией». — Так адвокат Патрик Клугман объяснял L’Express добровольное прибытие своего клиента в жандармерию парижского региона.

Разумеется, Израиль, где Гайдамак живет последние полтора десятилетия, никогда не выдал бы его Франции. Но это не значит, что у бизнесмена все абсолютно безоблачно на исторической родине. Четыре года назад ему пришлось уплатить штраф в размере 21 тысячи шекелей и пожертвовать 3 миллиона шекелей в государственный благотворительный фонд ради снятия обвинений в отмывании денег через банк Hapoalim. Суммы не такие уж маленькие, если учесть, что особо прибыльных бизнесов у Гайдамака сейчас нет. А в отличие от других своих состоятельных соотечественников, он не имеет возможности перебраться в Европу или перенести туда часть активов и тем самым скрыть их от пристального внимания израильских налоговиков.

Хотя бы с этой точки зрения урегулирование французских претензий было бы крайне выгодно Гайдамаку. Вопрос — какой ценой? Согласно решению апелляционного суда Парижа, основной фигурант «Анголагейта» должен провести за решеткой не менее трех лет. Вердикт был принят в апреле 2011-го. Но он по-прежнему в силе. Поэтому за возможность избежать долговой ямы и видеться с проживающими в Старом свете детьми Гайдамаку в любом случае пришлось бы расплачиваться личной свободой.

Явившись в ноябре в 2015-го в парижскую жандармерию, он не мог не понимать, что дело не ограничится простой формальностью. Несмотря на смерть Паскуа и уход с политической сцены Ширака.

Иными словами, недавнее освобождение — конечно, хэппи-энд, но вовсе не предопределенный. Гайдамак, похоже, приложил некие усилия, чтобы французские следователи и судьи проявили снисхождение и заменили тюремный срок ношением электронного браслета. И трудно предположить, что предметом сделки бизнесмена с правосудием Пятой республики стал исключительно социальный проект, «затрагивающий сферы сотрудничества между представителями различных культур и религий», как это утверждает адвокат.

Европейскому мультикультуралистскому проекту поддержка сегодня нужна как никогда. Однако уровень угроз таков, что минимизация их вряд ли по силам фигуре вроде Аркадия Гайдамака. Если, разумеется, под упомянутым межкультурным и межрелигиозным сотрудничеством не подразумевать очередную активизацию французов в Африке. В той же Анголе.

Любопытная деталь — чуть ли не одновременно с выходом Гайдамака на свободу его ангольский покровитель Эдуарду душ Сантуш объявил о намерении покинуть президентский пост в 2018 году после почти 40 лет правления. Можно только гадать, что заставило африканского политического долгожителя задуматься об отставке. В какой степени это решение обусловлено обвалом цен на нефть, обеспечивающей 75 процентов доходов ангольского бюджета? И не рассказал ли Гайдамак своим французским визави что-то такое, что еще больше укрепило президента Анголы в стремлении совершить этот явно не простой для него шаг?

Как бы там ни было, развязывание (или наоборот — завязывание) узелков, которые непременно возникнут в Анголе в свете «транзита власти», едва ли возможно без доскональной информации о том, как последние десятилетия делались политика и капиталы в Луанде. Достаточно сказать, что первая на черном континенте женщина-миллиардер — Изабель душ Сантуш, дочь ангольского лидера и его советской жены Татьяны Кукановой. В частности, по данным Forbes, в конце 90-х Изабель с матерью получили 24,5 процентов акций компании Ascorp, созданной для сбыта ангольских алмазов. Аналогичная доля досталась Аркадию Гайдамаку и его тогдашнему деловому партнеру израильскому диамантеру Льву Леваеву.

Впоследствии именно дележ алмазных прибылей привел к конфликту между бизнесменами. По утверждению Гайдамака, он якобы передал свою долю в формальное владение Леваеву, дабы актив не попал под юридические демарши, связанные с «Анголагейтом». И данное джентльменское соглашение вроде как даже удостоверил главный раввин России Берл Лазар. Однако с 2004 года Гайдамак не получал никаких денег, причитающихся ему как реальному акционеру Ascorp. Хотя годовые обороты компании достигали миллиарда долларов.

Высокий суд Лондона, где летом 2012-го рассматривалось это дело — кстати, очень похожее на разбирательство между Борисом Березовским и Романом Абрамовичем, — отказался признать обоснованность претензий Гайдамака. Но его примирение с французскими властями и уход Эдуарда душ Сантуша существенно меняют диспозицию в этой крупной алмазной игре. Оппонент Леваева — уже не абсолютный аутсайдер, находящийся в бегах и лишившийся связей с европейским истеблишментом. Наоборот, тому, кто на Западе заинтересован в ревизии наследства ангольского президента, отныне очень пригодятся экспертиза и посреднические услуги Гайдамака. А тот, кто от них отказался, становится намного уязвимее.

Адвокаты Аркадия Гайдамака уже сообщили израильским СМИ, что их клиент намерен по возвращении продолжить судебные разбирательства с рядом местных бизнесменов. Так что впору говорить не столько об окончании «Анголагейта», сколько о финале его первой серии.

Экономика00:0321 октября

Игра в танчики

Америка, Россия и Китай тратят на армию миллиарды. Кто делает это правильней?
Экономика00:0218 октября

Взяли кэшем

Они обворовали россиян на миллиарды: крупнейшая пирамида последних 20 лет