Кадры решают все

Почему «Роснефть» обогнала «Газпром» по капитализации

В понедельник 11 апреля 2016 года, «Роснефть» впервые обогнала «Газпром» на Московской бирже по капитализации. По данным Bloomberg на 13:56 по мск, капитализация компании достигла 3,468 триллионов рублей против 3,450 триллионов рублей у «Газпрома». То, что это неизбежно произойдет в 2016 году, аналитики предсказывали еще несколько месяцев назад. За последние десять лет «Газпром» много потерял в капитализации, рынках сбыта, выручке и прибылях. В это же время «Роснефть» набирает обороты, успешно приспосабливаясь к условиям кризиса.

Принципиально разные результаты работы «Роснефти» и «Газпрома» определяются стилем работы руководителей этих компаний. Как мы знаем, кадры решают все. В «Газпроме» действует консервативная модель управления, которая не позволяет компании приспосабливаться к быстро меняющемуся миру. «Роснефть» быстро адаптируется и к санкциям, и к падению цен на нефть, и к стагнации европейского рынка нефти и нефтепродуктов.

Добыча газа полностью зависит от рынков сбыта, доступных «Газпрому». При этом «Газпром» продолжает работать с потребителями газа так, как он работал в советские времена, и в результате катастрофически теряет эти рынки.

Доля «Газпрома» в обеспечении внутреннего рынка России постоянно сокращается. В 2001 году ОАО «Газпром» обеспечил 86 процентов потребности России в газе, но в 2015 году его доля сократилась до 35 процентов. Эти цифры не включают затраты газа на работу компрессорных станций ЕСГ и ПХГ, речь идет только о газе, непосредственно поставляемом российским потребителям.

Поставка газа на внутренний рынок для ОАО «Газпром» — социальная нагрузка, так как приносит меньше прибыли, чем экспорт газа, и стремление переложить эту ношу на плечи других компаний вполне понятно. В результате независимые производители газа уже взяли на себя более половины социальной нагрузки, а в некоторых регионах России полностью заменили «Газпром». Например, доля независимых производителей в газоснабжении Костромской и Челябинской областей составляет 100 процентов, Свердловской области — 99 процентов.

Почему это происходит? В 2015 году было построено 1 275 километров газопроводов-отводов и распределительных сетей, газифицировано 206 населенных пунктов. Однако, газификация в России остается на уровне 65 процентов. Одной из главных причин являются барьеры, которые устанавливают региональные компании «Газпрома» на пути подключения потребителей. С помощью этих барьеров подразделения «Газпрома» собирают деньги с потребителей.

Для подключения дома к сетевому газу «Газпрома» приходится собрать десятки документов и пройти около 50 административных процедур. На каждом этапе приходится платить деньги, в результате в Московской области подключение дома к сетевому газу обходится в 600 тысяч рублей. В других регионах цены ниже, но менее 70 тысяч рублей мне встречать не приходилось.

Как следует из постановления Правительства РФ №1314 от 30 декабря 2013 года и его новой редакции от 14 ноября 2014 года, власти пытались установить максимальную стоимость подключения капитального строения к сетям газораспределения в размере 50 тысяч рублей, но на деле подразделения «Газпрома» сами устанавливают стоимость своих услуг в зависимости от платежеспособности потребителей.

При этом магистральный газ остается наилучшим топливом для населения России. Во-первых, отопление магистральным газом дешевле угля в 2,6 раза, дров — в 3,3 раза, пропан-бутановой смеси — в 3,5 раза, дизельного топлива — в 4,8 раза, а электроэнергии — в 5,6 раз. Во-вторых, по энергоэффективности и долговечности газовые котлы уступают лишь электрическому оборудованию. В-третьих, магистральный газ — самое экологически чистое топливо, за исключением той же дорогой электроэнергии. Поэтому никто не отказывается от газа, а потребители при первой возможности просто уходят к другим поставщикам — например, к «Роснефти» или «НОВОТЭКу».

Кроме того, за десять лет «Газпром» потерял 40 процентов внешнего рынка сбыта газа. Ведь помимо того что «Газпром» не слишком удачно управляется, он слишком много внимания уделяет политической стороне своей деятельности, тогда как заниматься надо экономикой. Как известно, «Газпром» имеет эксклюзивное право на транспортировку и экспорт газа, при этом он вошел в противоречия практически со всеми потребителями.

В ЕС «Газпрому» мешает «третий энергопакет», который можно обойти, разделив «Газпром» на транспортную и добывающую компании. Выход на рынок Китая постоянно блокируется спорами о ценах. «Газпром» не в силах реализовать все предложенные проекты по экспорту сжиженного природного газа, но и другим не дает этого делать. Как говорится, «и сам не ам, и другим не дам».
В общем, все шагают не в ногу, один «Газпром» — в ногу. В результате уже Россия, а не «Газпром» катастрофически теряет внешние рынки сбыта газа. Зачем тогда нашей стране монополия «Газпрома» на экспорт газа?

Добыча «Газпрома» в результате роста конкуренции на основных газовых рынках снизилась с 2011 года более чем на 10 процентов. В соответствии с консенсус-прогнозом Bloomberg, до 2018 года у компании ожидается отрицательный свободный денежный поток (два миллиарда в 2016 году и 3,3 миллиарда долларов в 2017-м), в то время как «Роснефть» постоянно увеличивает наличность (в 2015 году свободный денежный поток превысил 12 миллиардов долларов, что больше СДП всех остальных нефтегазовых компаний России).

«Роснефть» увеличивает рынки сбыта, при этом их фундамент очень серьезен: это партнерские отношения, соглашения о совместных проектах — то есть договоренности, которые нельзя нарушить в одночасье, потому что интересы сторон взаимны. Роснефть» за прошлый год показала наилучшие результаты как в бурении эксплуатационных скважин, так и в добыче за всю историю существования компании.

Сейчас компания выходит на новый уровень развития. В 2015 году добыча углеводородов «Роснефти» достигла нового рекорда — 254,2 миллиона т.н.э (5,16 млн б.н.э./сут.) при плановом росте на один процент. Добыча газа выросла на 10,2 процента. Увеличивая в условиях глубочайшего кризиса инвестиции в свое развитие, она становится все более универсальной — то есть обеспечивает себя услугами по бурению, расходными материалами. После введения санкций первое, что сделала «Роснефть», — наладила свое производство катализаторов, поэтому ее нефтехимии сейчас ничто не грозит.

Сильно повысил возможности «Роснефти» по увеличению добычи и, соответственно, росту капитализации еще один важный ход, сделанный в условиях санкций. Самые первые санкции, которые ввели США, — это запрет продавать в Россию оборудование для гидроразрыва пластов. Удар был нанесен в самое больное место, чего и следовало ожидать от американцев. В ответ «Роснефть» предприняла усилия по производству этого оборудования и приобрела компанию (со всем оборудованием и специалистами), которая была одним из лидеров в США по проведению гидроразрыва.

В то время как «Роснефть» поступательно и быстро развивается, «Газпром» поступательно и быстро идет вниз. На момент IPO« Роснефти» в 2006 году рыночная капитализация «Газпрома» превышала капитализацию «Роснефти» на 152 миллиарда долларов. Эта разница достигала максимума в пользу «Газпрома» в 2008 году, когда составила 247 миллиардов долларов. Менее восьми лет потребовалось «Роснефти» для того, чтобы обогнать «Газпром» по рыночной капитализации.

При этом стоит отметить, что две компании функционируют в далеко не равных финансово-хозяйственных условиях. «Газпром» помимо монополии на экспорт газа и квазимонополии на его добычу располагает немалыми таможенными, налоговыми и административными преференциями, а «Роснефть» существует в жестких конкурентных условиях. Весьма показательно в этом смысле сравнение налоговых выплат за 2014 год (отчетность за 2015 год «Газпром», к сожалению, до сих пор не опубликовал): «Роснефть» перечислила в бюджет 3,096 триллиона рублей, «Газпром» выплатил лишь 1,56 триллиона рублей. Цифры такие разные потому, что различается налоговая нагрузка на добычу и экспорт нефти и газа: уровень налогообложения «Роснефти» составляет 61 процент выручки, а «Газпрома» — 30 процентов.

Стоило бы сравнить и дивидендную политику: за 2014 год «Роснефть» выплатила 8,21 рубля на акцию, Газпром же только 7,2 рубля на акцию. У «Газпрома» генетически еще с черномырдинских времен есть определенные преференции. Кроме того, газовой монополии достались в наследство самые лакомые советские активы и она, фактически, не реализовала с тех пор ни одного масштабного проекта, требующего крупных капиталовложений. «Роснефть» же покупала свои активы с рынка (отсюда, кстати, и закредитованность компании, о которой так часто говорят ее оппоненты). То, что ей удалось обойти «Газпром» по капитализации, учитывая все вышеизложенное, выглядит настоящим чудом. И у меня нет другого объяснения этому феномену кроме как эффективные действия менеджмента, сумевшего мобилизоваться и добиться стремительного роста акций в период низких цен на нефть.